Семья ростовчан Мельниковых фактически потеряла свое единственное жилье. В доме № 6 на улице Лагерной и жить практически невозможно, и продать – не получается. Среди бела дня участок, на котором стоит дом Мельниковых, попросту «отжали» 

Алла Владимировна Мельникова отпирает калитку своего домовладения. 

За ней – узкая тропинка к дому. Длина – 33 метра. С одной стороны кирпичный забор, высотой под три с половиной метра. С другой – примерно такой же высоты металлический. Чувствую себя, словно в колодце, замкнутом пространстве шириной не более 70 сантиметров. А кое-где – еще уже. С наступлением сумерек, в снег, дождь и гололед по этой тропе идти опасно.

– А другой подход или подъезд к дому есть? – спрашиваю у хозяйки.

– Нет.

– А если «скорую» надо вызвать? На носилках человека вынести? А если, не дай бог, пожар? Ведь сгорит весь квартал!

– Мы «скорую» и не вызываем. К нам даже полиция во двор не шла, когда были разборки с соседями. На улице нас опрашивали. Мы мебель старую поменять не можем. Холодильник давно вышел из строя. Но крупногабаритные предметы из дома вынести или внести – невозможно.

На тропинку стекает вся вода с небес, из канализационных стоков и переполненного люка соседей. 

С домом – тоже проблемы. Водопровод, который протянули когда-то себе Мельниковы, остался «на чужой земле», как и сливная яма, и телефонный люк. Было время – Мельниковы жили и без света: электролинию соседи обрезали, поскольку она шла «над их территорией». 

Пришлось семье второй раз себе электричество проводить. Крыша течет, а ремонт произвести нет возможности – лестницу негде поставить. 


Замаскированный раздел

Проход к дому, длиной 33 метра и шириной в среднем 70 сантиметров.jpgВ общем дворе многие десятилетия соседствовали два семейства. Дом и флигель с сараями, которые принадлежали Мельниковым, стояли в глубине двора, отгороженного от общей территории забором. А коммуникации и въезд во двор располагались на общем участке, которым пользовались обе семьи. Этот порядок был закреплен соглашением между совладельцами. Поколения менялись, и уже внук соседей – Юрий Попов решил прибрать себе часть собственности Мельниковых – флигель, сараи и часть дома. На том основании, что у него 2/3 домовладения, а у Мельниковых – 1/3. Мельниковы обратились в районный суд, который и закрепил годами сложившийся порядок пользования домовладением и земельным участком. Решение суда вступило в силу еще 1 июля 1983 года.

Но спустя 26 лет – в 2004 году – Юрий Попов обращается в суд Ворошиловского района с иском о разделе домовладения и выделении доли в натуре. Земля на тот момент принадлежала муниципалитету и находилась у обоих собственников только в пользовании. 

Мельниковых о суде не известили, и он проходил без них. В деле вообще много странностей. 

Есть поддельные подписи, сфальсифицированные документы. Межевание земли не проводилось, а акты межевания – в наличии. По таким «документам» суд перераспределил доли домовладения и определил новый порядок пользования. 

Пока Мельникова доказывала, что представленные в суд противной стороной документы сфабрикованы, Ю.Попов «подарил» свою долю в домовладении некой Наталье Шеметовой – бывшему сотруднику милиции, на тот момент работавшей в органах юстиции. Как выяснилось позднее, подготовкой фальшивых документов занималась дочь Натальи Шеметовой – Екатерина Шеметова, риелтор. В 2007 году была судима за квартирные мошенничества, а в 2013 году находилась в розыске за те же деяния, ныне отбывает за них наказание. 

Екатерина Шеметова превращает долю в домовладении в отдельное строение, а затем помогает Наталье Шеметовой получить в собственность муниципальную землю без согласования с ДИЗО – департаментом имущественных и земельных отношений города Ростова и администрацией Ворошиловского района. 

Для тех, кто не понял: у Юрия Попова, подарившего свою часть домовладения Шеметовой, земли в собственности не было. А у Натальи Шеметовой после получения «подарка» земля в собственности появилась благодаря дочери и сотруднику Росреестра госрегистратору С.В. Пашкову. Без правоустанавливающих документов на землю он своей подписью удостоверил свидетельство о праве собственности на земельный участок площадью 258 квадратных метров по адресу Лагерная, 6а. После этого жизнь семьи Мельниковых превратилась в кошмар.


То, чего не может быть

Установить эту сетку соседей обязала прокуратура - раньше здесь был такой же железный 2,5 метровый забор На земле, которой они пользовались много лет, снесли флигель, сарай, туалет.

Саму Аллу Мельникову с мужем выгоняли из дома, требовали просто встать и уйти. А чтобы не сопротивлялась, несколько раз избили прямо во дворе дома. Друзья семьи три года по очереди у них дежурили, чтобы оградить дом от захвата. Казалось бы, надежды на счастливый исход уже не было. Но Алла Мельникова делает отчаянный шаг. Получив наконец-таки свидетельство о праве собственности на свой дом, обращается в суд с иском к администрации Ворошиловского района, которая по закону должна выдать ей разрешение на бесплатное приобретение в собственность земельного участка, на котором расположен ее дом. И выигрывает дело. Суд закрепил за ней в собственность 14/25 доли земельного участка. А за Шеметовой – 11/25 доли земельного участка, как и было в пользовании. Однако, обратившись в Росреестр, Мельникова не смогла зарегистрировать свое право. Потому что ей не хватило земли, той самой, которая попала в руки к Шеметовой. Пока Мельникова пыталась разобраться с очередной проблемой, Шеметова продала захваченную землю с домом некой гражданке Кейру, своей знакомой. А та через три месяца перепродала гражданину Сухову, знакомому Шеметовой-младшей.


Товарищ, верь, придет она

В результате махинаций и перепродаж часть участка, находившаяся в пользовании Мельниковой, оказалась уже у Сухова. И он каким-то непонятным образом смог в апелляционной инстанции отменить решение Ворошиловского суда, который признал за Мельниковым 14/25 доли земельного участка на бесплатную приватизацию. Теперь администрация Ворошиловского района и ДИЗО города на протяжении двух лет обращаются в суды с требованием вернуть муниципальную землю, которую Росреестр выдал Шеметовой без правоустанавливающих документов. Ведь администрация по закону обязана предоставить Мельниковой бесплатно в собственность тот участок, который у нее находился в пользовании около 40 лет по сложившемуся порядку пользования. Но пока – безуспешно. 

Битва за землю продолжается. Каким образом муниципальная земля без ведома собственника попала в руки мошенников? На этот вопрос должны найти ответ и сделать соответствующие выводы полиция, СК и прокуратура Ленинского района. 

А сегодня – суд по иску ДИЗО города Ростова-на-Дону к Сухову об истребовании земельного участка из незаконного владения.

Надежда на справедливый и законный исход еще жива...