Сколько сталкиваюсь с темой обманутых дольщиков, столько и прихожу к мысли о том, что приобретать долю в недостроенном доме даже у очень хорошо зарекомендовавшего себя застройщика крайне рискованно. Очередная история, с которой обратились в редакцию наши читатели, лишнее тому подтверждение. Обнажает она и еще одну проблему: отсутствие инвесторов у многих вполне привлекательных недостроенных объектов. 

Батайск, ул. Воровского, 53. Вот и все, что представляет из себя сегодня дом, рассчитанный более чем на 200 квартир.

Оба – солидные

ЗАО «РостовЦентрСтрой» получило разрешение на строительство семнадцатиэтажного дома в Батайске на ул. Воровского, 53 в 2015 году. Однако в 2008 году грянул кризис. Положение дел в компании ухудшилось, и в 2009 году ее владелец Виктор БАЧЕВСКИЙ продал ее Николаю Коробченко, после чего строительство должна была продолжить уже фирма ООО «МС-Строй».

Продажа, судя по бумагам, состоялась формальная. КОРОБЧЕНКО приобрел компанию всего за 16 тысяч рублей. Правда, вместе с покупкой организации он принял и ее долги – около 10 млн рублей. При условии, что объект, о котором идет речь в этом материале, был рассчитан на 223 квартиры, долг должен был покрыться с лихвой. Однако с тех пор как в 2009 году недострой перешел к ООО «МС-Строй», у него к трем этажам прибавилось только три. Обстоятельства сложились таким образом, что «МС-Строй» обанкротился.

27 дольщиков 11 этажей не достроят 

Новый застройщик для недостроенной многоэтажки на Воровского не найден до сих пор, и это при том, что государство должно оказывать инвесторам всевозможную поддержку. Если касаться этого дома, то в нем продано только 45 долей, то есть продать можно еще 178 потенциальных квартир. К тому же, если верить бумагам, Коробченко приобрел компанию почти даром. Значит, и инвестору должен был бы уступить объект по щадящей цене – судьбы скольких людей зависят от его решения…

Так или иначе, а 27 дольщиков недостроенного дома на Воровского, 53 признаны сегодня обманутыми. В редакцию они обратились от безысходности. Из ответа властей различного уровня следует, что им следовало бы создать жилищно-строительный кооператив. Но к чему? Неужели даже с привлечением субсидий (а именно для этих целей дольщикам и имеет смысл создавать ЖСК) владельцы 45 долей смогут достроить недостающие 11 этажей? Не выполняются и сроки, заявленные в дорожной карте 2018 года по решению проблем обманутых дольщиков. Согласно этому документу права наших читателей должны были бы восстановить в конце этого года.

Дольщики не только безрезультатно больше 10 лет ждут инвестора (который появляется на горизонте, но после разговора с властями почему-то исчезает), но и не могут воспользоваться компенсацией в виде получения жилья в строящихся объектах в рамках соцнормы. 

Получить такое жилье – компенсационное – они могут только на территории Батайска. Но в этом городе квартиры для обманутых дольщиков не строятся.

Слова и надежды

Наталья КЛАДОВА в свое время поддалась на уговоры менеджера строительной компании. А ему было нетрудно уговорить ее стать дольщицей. 

Наталья хотела обеспечить себе к пенсии нормальное существование (сейчас она живет в Ростове, жилищные условия – не самые лучшие). Она забрала к себе маму. Продала ее дом. На вырученные деньги купила долю в строящемся доме в Батайске – на большее денег не хватало. Но квартира, хоть и однокомнатная, была с хорошей планировкой, дом располагался в удачном месте, застройщик казался надежным – не один дом уже сдал.

И многоэтажку построили. Квартиру можно было отделывать и заселяться. 

Виолетта ВЛАСКИНА, Наталья КЛАДОВА и Галина ХАВКУНОВА ждут своих квартир 15 лет. Недострой на Воровского – один из самых затяжных в регионе.
Виолетта ВЛАСКИНА, Наталья КЛАДОВА и Галина ХАВКУНОВА ждут своих квартир 15 лет. Недострой на Воровского – один из самых затяжных в регионе.

Но к Наталье подошел менеджер этой же строительной компании и предложил продать однушку – в новом сданном доме ее цена оказалась высокой. На вырученные деньги можно было купить долю в новом строящемся доме, причем купить уже двухкомнатный вариант. 

«Почему нет? – думала Наталья. – Застройщик проверенный. Новая квартира лучше предыдущей. Пару лет – и будут жить, как в сказке». 

Потом застройщик сменился. Но на его место пришла не менее солидная компания. Правда, скоро у ее владельца начались какие-то проблемы. «Но это же у всех бывает», – думали дольщики. Он собрал всех участников строительства, сам сознался в том, что есть затруднения, но все будет нормально – он уже почти разрешил сложившуюся ситуацию.

А потом ситуация сложилась еще раз и еще.

– Коробченко вел себя так, что мы долго не могли заподозрить неладное, – рассказывает другая обманутая дольщица Виолетта ВЛАСКИНА. – Он часто с нами встречался, рассказывал, как идут дела, в чем причина задержек. Казалось, мы держим руку на пульсе. Впервые стало не по себе, только когда подписали первое дополнительное соглашение по продлению сроков сдачи. Коробченко вел себя настолько убедительно, что даже когда сообщил, что ищет инвестора, чтобы достроить наш дом, мы не понимали, что это – крах. Он все время уверял, что обеспокоен нашими судьбами. Потом выяснилось, что потенциальным инвесторам наш дом предлагался за бешеные деньги.

Для Виолетты и ее семьи получить именно такую квартиру, какой обещало быть жилье в новом доме, крайне важно. У Власкиных – ребенок-инвалид. Просторное жилье для них – объективная необходимость. Семья насобирала денег. Хватало только на стройвариант в Батайске. Застройщика выбирали, что называется, «с лупой». Выбрали одного из самых надежных и купили стройвариант на ул. Воровского, 53...


В ответе, полученном редакцией из министерства строительства, архитектуры и территориального развития Ростовской области, говорится, что в настоящее время рассматривается возможность получения компенсационных выплат дольщиками недостроя на Воровского. Это, безусловно, вселяет надежду. Хочется верить, что люди, которые отдали деньги, нередко последние, и ждали квартир 15 лет, наконец смогут решить свои жилищные проблемы. Однако дорожная карта 2018 года свидетельствовала о том, что проблемы наших читателей должны были быть решены уже сегодня. Между тем воз и ныне там.

Редакция следит за развитием событий.