Она должна привлечь внимание к проблеме насилия в отношении женщин 

Руководитель некоммерческой общественной организации «Региональный ресурсный центр по профилактике насилия» Елена Анатольевна ЗОЛОТИЛОВА отвечает на вопросы корреспондента «НВ»

– Елена Анатольевна, домашнее насилие и семейный конфликт – не одно и то же?

– Насилие в отношении женщин имеет многовековую историю. Но современное общество делает вид, что это явление вообще не существует, либо подобное – в порядке вещей. Помните пословицу «Бьет – значит любит»? Когда я начала работать психологом еще в 1985 году, сталкивалась с женщинами, которые страдают от домашнего насилия. Но тогда не существовало ни программ помощи попавшим в такую ситуацию, ни самого понятия. Лишь в 2000 году на семинаре-тренинге Национального центра по предотвращению насилия «Анна» впервые услышала определение этого понятия и узнала о методах работы. Тогда же у меня сформировалось четкое понимание, что домашнее насилие и семейный конфликт – далеко не одно и то же. Домашнее насилие – это преступление.

– Чем же они различаются?

– В сути семейного конфликта лежит разногласие по какому-то локальному вопросу, например, подход в воспитании ребенка, проведение совместного досуга, очередность покупки той или иной вещи. Есть два мнения и нет ощутимого контроля одного партнера над другим.

Домашнее насилие – это власть и подавление, чаще всего со стороны мужчины. Стремление, чтобы женщина перестала думать, действовать самостоятельно. Для этого используется психологическое воздействие – критика в уничижительной форме; экономическое – ограничение в выдаче денег на домашние и личные нужды; сексуальное принуждение как способ еще раз показать свое превосходство над жертвой; физическое – от пощечин до избиений. Я сталкивалась с женщинами, которым ломали ребра, выбивали зубы, наносили черепно-мозговые травмы, от ударов разрывалась барабанная перепонка или в качестве наказания запирали в гараже на ночь.

События при домашнем насилии всегда развиваются циклично: фаза напряжения (придирки по любому поводу и выдвижение требований от «Не ставь кастрюли на эту полку» и «Не надевай мини» до «Не общайся с родственниками» или «Увольняйся с работы, занимайся домом») – расправа (сам эпизод насилия) – примирение или медовый месяц («Прости... я переборщил... Но ты же сама виновата). Причем с годами промежутки между циклами становятся все короче. 

– Но почему женщины не уходят от своих тиранов?

– Все намного сложнее, чем просто иметь место, куда можно уйти. Со временем жертвы становятся послушнее и безвольнее. Над ними довлеет так называемый стокгольмский синдром. Они смиряются с условиями своей жизни и даже начинают оправдывать тирана, не имея сил разорвать эту связь. Коварность ситуации заключается в ее цикличности. После насилия следует период цветов, поцелуев и романтики... Обидчик выпрашивает прощение. А потом все повторяется.

К тому же просто так свою жертву насильник не отпускает. Поэтому для женщин, которые все-таки решили вырваться, разрабатываем план безопасности вплоть до таких мелочей, как иметь дубликаты ключей и второй сотовый телефон. 

– Елена Анатольевна, вы первой в Ростовской области начали заниматься темой домашнего насилия. Сейчас, спустя два десятка лет, достаточно ли у нас специалистов, способных не просто диагностировать домашнее насилие, но и работать с ним? И есть ли безопасное место, где жертва могла бы собраться с силами и мыслями?

– К сожалению, специалистов немного. В Ростовской области нас порядка пяти человек. Что касается кризисных центров, то они уже есть во многих регионах страны. В Ростове это лишь кризисная квартира, которая может принять небольшое количество женщин. Думаю, что если будет наконец принят закон «О профилактике домашнего насилия», станет намного больше и специалистов, и кризисных центров. Также появятся механизмы и регламенты работы. У нас ведь сейчас даже нет официальной статистики домашнего насилия.

– Насколько помню, еще в 2015 году в России собирались принять такой закон, но не случилось. Его отправили на доработку. И вот, спустя пять лет, о нем вновь заговорили... Как ни странно, наряду со сторонниками у закона «О профилактике домашнего насилия» есть и противники, которые опасаются, как бы чего не вышло... Например, чтобы его не начали использовать и против «не агрессоров».

– Действительно, путь к принятию закона в России растянулся на долгие годы. Но считаю, что прорыв все-таки есть. На существование проблемы домашнего насилия перестали закрывать глаза, и ее обсуждение вынесено на государственный уровень. Насколько мне известно, законопроектом предусмотрено такое понятие, как «охранный ордер», запрещающий обидчику в течение определенного времени приближаться к своей жертве, звонить ей и искать. Это очень важно. Был случай, когда женщина все-таки ушла от своего супруга-агрессора. Начала с детьми новую жизнь, познакомилась с другим мужчиной. Но бывший супруг не переставал ее преследовать, всю ночь караулил на лавочке возле дома и утром нанес смертельные удары ножом тому, кто первым вышел, – мужчине...

– Можно сказать, что мужчины, которые используют насильственный стиль поведения, были свидетелями таких отношений в родительском доме?

– Зачастую так и есть. В детстве нынешний обидчик мог сам подвергаться унижениям и избиениям либо наблюдать, как отец издевается над матерью физически или подавляет ее психологически. Став взрослым, он спроецировал подобные отношения на свою семейную жизнь.

– И что, ничего нельзя изменить?

– Требуется серьезная и длительная коррекционная работа. Она даст результаты, если обидчик поймет, насколько ситуация серьезная, и захочет исправиться. Лишь двое мужчин за все время моей работы осознанно решили стать другими. Кстати, с принятием закона «О профилактике домашнего насилия» могут появиться и кризисные центры для мужчин-агрессоров.

– Елена Анатольевна, но ведь мужчины тоже бывают жертвами домашнего насилия, страдают от тирании жен...

– Действительно, такие случаи встречаются. Но это уже, как говорится, совсем другая история, так как мужчины сильнее физически, а часто более независимы и материально.


Всемирная акция «16 дней против насилия» проводится под эгидой ООН с 1960 года. Она охватывает период с 25 ноября – Международного дня борьбы с насилием в отношении женщин – по 10 декабря – Международный день защиты прав человека.

8-800-7000-600 — всероссийский телефон доверия для женщин. Звонок бесплатный.