Много лет жители улицы Малюгиной в Ростове страдают от соседства с шашлычной. Куда только ни обращались  – без толку. Никто ничего с шумом по ночам и постоянным запахом жареного сала сделать не может 

Изначально территория, где сейчас стоит дом Геворкянов, принадлежала нескольким собственникам. Некоторые из них с Геворкяном судились, как и некоторые другие владельцы домов по улице Малюгиной. Причины для споров были разные.

Дом или кафе?

Наши читатели видят ситуацию так: на улице Малюгиной, 273 жарят шашлык в промышленных масштабах и тут же его продают. 

А хозяева владения супруги Геворкян утверждают, что этого и близко нет. Если раньше дом Геворкянов и использовался под кафе, то теперь там все переоборудовано под жилое помещение, и шашлык для продажи там точно не жарят.  

Эту точку зрения Геворкяны отстаивают в суде. Вторая сторона по делу  –  администрация Кировского района Ростова, администрация города и департамент архитектуры и градостроительства  – настаивает: в доме ведется незаконная торговля. 

Суд решил: до 1 сентября городские власти должны предоставить неопровержимые доказательства того, что торговля все-таки идет.

Мы решили не дожидаться, когда представители власти официально отправятся на проверку. Согласитесь, что, получив четкий сигнал: «Тебя будут проверять!», любой нарушитель уничтожит все следы, чтобы комар носа не подточил. Сразу после судебного заседания едем на улицу Малюгиной... 

«На вынос через окно»

Дом Геворкянов находим без труда. В этой части улицы Малюгиной почти везде  – частный сектор, дома обычные, а вот у Геворкянов строение выделяется. Сразу видно, построено, чтобы привлечь внимание, да и по другому проекту  – с целью разместить на первом этаже какой-то деловой объект. С угла дома  – широкий вход с двустворчатыми прозрачными дверями. В жилом доме двери делают гораздо уже.

Ну да ладно. Может, и в самом деле у его владельца изначально была цель торговать, а прошло время, не получил разрешения  – и законопослушно решил отказаться от своих намерений, стал использовать здание исключительно для жилья. Почему нет?

Подходим ближе и видим: на застекленных дверях висит вывеска с надписью «В связи с вирусом COVID-19 кафе «Шашлык у Ашота» работает на вынос через окно!» Ого! Это же почти доказательство того, что торговля ведется. Скорее фотографируем  – вряд ли вывеска останется к тому моменту, как здесь с официальной проверкой побывают представители власти. 


Вот такая вывеска висела на дверях дома № 273 по улице Малюгиной еще 17 августа. Однако хозяин дома уверял, что она ничего не значит. Ее забыли снять… еще полтора года назад! Выходит, еще тогда Геворкяны знали про COVID?!
Вот такая вывеска висела на дверях дома № 273 по улице Малюгиной еще 17 августа. Однако хозяин дома уверял, что она ничего не значит. Ее забыли снять… еще полтора года назад! Выходит, еще тогда Геворкяны знали про COVID?!

А теперь идем к этому самому окну, откуда ведется торговля, пытаемся купить шашлык. Нам не продают. Еще бы! Идут суды, а тут совершить покупку хочет человек, который только что все фотографировал. Связываться с ним опасно  – понятно, что пришел не просто так.

Что же, мы открываем карты, представляемся и просим молодого человека, появившегося в окне, о встрече с хозяином. Говорим все как есть: поступила на него жалоба, и газета ведет свое расследование.

Минуты через три  –  мы уже во дворе. 

Знали о COVID-19 в... 2018 году?

Первое, что бросается в глаза  – огромный мангал.

– Значит, жарите шашлыки для продажи? Иначе зачем такой большой мангал?  – спрашиваю у хозяина дома Армена Геворкяна.

– Жарим, но для себя. Армяне  – народ гостеприимный, поэтому шашлык жарим часто, много.

Этот мангал стоит во дворе у Геворкянов. По размеру он вполне может служить одноместной кроватью. Если каждую неделю в нем жарить шашлыки для гостей, можно разориться. Справедливости ради нужно сказать, что после нашего визита сюда соседи Геворкянов больше не чувствовали запаха жареного сала.
Этот мангал стоит во дворе у Геворкянов. По размеру он вполне может служить одноместной кроватью. Если каждую неделю в нем жарить шашлыки для гостей, можно разориться. Справедливости ради нужно сказать, что после нашего визита сюда соседи Геворкянов больше не чувствовали запаха жареного сала.

Армен признал, что готовят это прекрасное мясное блюдо не реже раза в неделю: гости, гости, гости… Однако продажи никакой не ведется. 

– А как же надпись на дверях:  «В связи с вирусом COVID-19 кафе «Шашлык у Ашота» работает на вынос через окно!»?

– Бумажку просто снять забыли. Торговля велась, но по предписанию прокуратуры полтора года назад она закрылась.

– Но на окне написано «в связи с вирусом COVID-19». Меры по предотвращению COVID были приняты только к апрелю 2020 года, до этого о COVID никто не знал. Значит, у вас торговля велась и после апреля этого года?

– Иногда к нам приезжали за шашлыком, который мы доставляли из других точек города.

Мы пытаемся добиться, как давно клиенты приезжали сюда к Геворкянам покупать шашлык. Хозяин дома постоянно уверяет, что было это не меньше, чем полтора года назад, но иногда сбивается и говорит, что торговля велась и недавно, да и сейчас могла бы вестись… Но жарить здесь точно, уверяет Армен, ничего не жарят.

Благотворительность или торговля?

То, что к окну Геворкянов на нижнем этаже все время подходят люди и что-то уносят в пакетах, постоянно фиксирует камера видеонаблюдения, установленная у соседей напротив. Конечно, можно предположить, что хозяева бывшей шашлычной просто чем-то делятся с окружающими. Но, пожалуй, если бы это было проявлением щедрости, вряд ли люди с округи обратились к городским властям с коллективной жалобой на Геворкянов на то, что они ведут незаконную предпринимательскую деятельность…

Но это с одной стороны. А с другой  – окружающие, быть может, просто завидуют Геворкянам и пакостят, а может, мстят за что-то? Кто же тут разберет? Геворкяны не раз судились с соседями (когда выигрывали, когда проигрывали). Да речь-то и не об этом, а о том, что Армен Геворкян все-таки вывесил на своей двери бумагу, где говорится, что торговля  осуществляется через окно в связи с COVID-19. А этого ну никак не должно быть, коль его представитель на суде, который состоялся 17 августа этого года, заявил, что предпринимательская деятельность в этом здании не ведется...