В марте заведующую социально-реабилитационным отделением в станице Николаевской Татьяну Викторовну Фащееву уволили «по статье». Санитарке Оксане Владимировне Ковалевой «влепили» выговор. 

Татьяна Викторовна доказала, что ее увольнение было незаконным. Но работать в «новых условиях» и терпеть унижения не захотела.
Суд признал действия вышестоящего начальства в лице директора Центра соцобслуживания Константиновского района Оксаны Александровны Анистратовой незаконными. 

Пыль или налет от дезсредства?

«Пик» конфликта, о подробностях которого мы рассказывали в материале «Уволили «по статье» за 8 дней до пенсии» – («НВ» от 15.08.2020 г.), произошел во время праздничного мероприятия, посвященного Международному женскому дню.

Поздравить бабушек в социально-реабилитационное отделение, расположенное в станице Николаевской, приехали хор ветеранов района и лично Оксана Александровна. 

Во время концерта одной из проживающих стало плохо и ее увели в комнату. Туда же пришла и Оксана Александровна, которой очень не понравился белесый налет на плинтусах, бутылка с газировкой за тумбочкой, а также чайный пакетик и несколько травинок на полу в соседней комнате. Прямо тут и начался «разбор полетов» на повышенных тонах : «Тридцать тысяч получаете и ни... не делаете!»

Под «горячую» руку попала и санитарка Оксана Владимировна Ковалева, хотя она только заступила на смену. 

Заведующая отделением Татьяна Викторовна Фащеева пыталась попросить начальство не кричать и объяснила, что налет на плинтусах – вовсе не пыль, а следы от дезсредства и что старики хоть и находятся в казенном учреждении, продолжают вести себя как обычные люди – иногда хотят попить чай не в общей столовой, а в комнате, а также выйти во двор и повозиться в клумбе…

К общему мнению так и не пришли. Оксана Александровна уехала в райцентр с твердым убеждением, что в социально-реабилитационном отделении царит беспорядок. 

Коллектив сначала надеялся в спокойной обстановке обсудить претензии начальства, но не получилось : Оксана Александровна предложила приехать за 40 километров из станицы Николаевской к ней, в райцентр. Но как? Оставить отделение без сотрудников и ехать?..

Решили написать жалобу в министерство труда и соцразвития области. Такой смелый жест, как правило, не прощается. 

Все-таки уволили

За неделю Татьяна Викторовна получила от начальства больше десятка поручений и несколько дисциплинарных взысканий – 13 марта, 16 марта... 

– С меня потребовали журналы учета белья и вещей, сдаваемых проживающими в стирку, потом – журналы с графиками уборок, далее – номенклатуру дел отделения, еще – подготовить расчет тарифов на соцобслуживание, – вспоминает Татьяна Викторовна. – Хотя до этого мы заполняли журналы в удобное время, когда появлялась свободная от основных дел минутка, а тарифы подготавливал замдиректора Центра соцобслуживания...

Заручившись безропотным согласием профсоюзной «первички», 19 марта 2020 года Татьяну Викторовну уволили «по статье». 

Тогда при нашей встрече Оксана Александровна уверяла, что вовсе «не прицепилась» к Татьяне Викторовне из-за ее предпенсионного возраста и личной неприязни, а требует лишь одного: чтобы хорошо выполнялись служебные обязанности.  

В воздухе повис естественный вопрос: как же так? Ведь Татьяна Викторовна проработала в социальной сфере 27 лет, девять из которых – заведующей социально-реабилитационным отделением. 

Получается, все эти годы ее работа устраивала многоступенчатую социальную иерархию – от замглавы района по социальным вопросам до областного министерства, а также предыдущих директоров Центра соцобслуживания – до Оксаны Александровны их здесь было трое. И что, вдруг стала никудышней работницей? 

Татьяна Викторовна, никогда в жизни не обращавшаяся в судебные инстанции, не смогла смириться « с клеймом» и подала иск против своего работодателя. 

Честь и должность восстановлены. Что дальше?

Решением Усть-Донецкого районного суда от 9.09.2020 года Татьяна Викторовна была восстановлена в должности заведующей социально-реабилитационным отделением. 

– Судебный процесс был тяжелый, – говорит адвокат Виктор Павлович Сухаревский. – Когда по другую сторону – власть, вдвойне непросто. У меня достаточно большой опыт участия в судебных разбирательствах с административными органами, но для Татьяны Викторовны это серьезное испытание, которое она прошла достойно. Конечно, вызывают уважение профессионализм и непредвзятость судьи Ларисы Евгеньевны Боричевской, которая руководствовалась исключительно доказательной базой и буквой закона.

Помимо того, что Татьяна Викторовна имеет законные основания вернуться к работе, ей должны выплатить три оклада, компенсировать моральный ущерб и судебные издержки.

Ранее санитарка Оксана Владимировна Ковалева тоже подавала иск о снятии выговора и доказала в суде свою правоту. 

Конечно, Татьяна Викторовна не питала иллюзий, что после такого конфликта ее возвращение будет гладким и спокойным. Так и вышло. 

– В первый день меня просто не пустили на порог, – рассказывает Татьяна Викторовна. – Открывший дверь сторож сказал, что должна сначала ехать в Центр социального обслуживания. Там меня тоже не пустили в кабинет. На стуле под лестницей целые три часа изучала принесенные для ознакомления документы. Когда все-таки оказалась непосредственно в социально-реабилитационном отделении, увидела, что прямо в коридорном закуточке для меня приготовлен стол... Это было так обидно и унизительно перед сотрудниками и проживающими!..

В кабинете Татьяны Викторовны продолжала сидеть заведующая, которую назначали на ее место. Только на двери повесили свеженькую табличку: «Замдиректора Центра социального обслуживания...».

Странная во всех отношениях ситуация! Зачем Оксане Александровне еще один заместитель, да еще с такой дислокацией – не в Константиновске, непосредственно в Центре соцобслуживания, а прямо в социально-реабилитационном отделении станицы Николаевской?.. 

Татьяна Викторовна признается, что судебный процесс и вот эта нервотрепка после забрали у нее очень много сил. И уже подала заявление об увольнении: «Вряд ли при нынешнем руководстве дадут спокойно работать... Но я удовлетворена хотя бы тем, что восстановила свое честное имя и доказала, что мое увольнение было незаконным».