Несколько неудобных вопросов – ведущему эксперту Института права и национальной безопасности, профессору ЮРИУ РАНХиГС при Президенте России д.ю.н. Сергею Воронцову

– Сергей Алексеевич, недавно услышала ваш комментарий к январским акциям в поддержку Навального, и у меня сработал эффект дежавю. 2019 год, круглый стол информационно-аналитического центра «Сова» в Ростове, ваше выступление... История повторяется?

– Отлично помню. Мы говорили о маршах несогласных. О задержаниях молодых участников митингов, жесткой реакции власти. В этом смысле ничего не изменилось, по-прежнему действует принцип розетки: сунул палец – получи удар током. Тебя ведь предупреждали – не нарушай…

– Но прошло время, другие события, люди…

– Бросьте, во все времена кукловоды оставались в тени, провокаторы были именно провокаторами, а власть никогда нельзя трогать руками.

Между прочим, не я сказал, а знаменитый демократ первой волны Борис Немцов. В 1998 году, когда милиция силовым путем восстановила правопорядок. После столкновений тогдашний вице-премьер правительства приехал в МВД вручать жилищные сертификаты. Журналисты окружили Немцова с вопросами: «Что вы думаете по поводу разгона демонстраций и жёсткости милиции?» Борис Немцов ответил: «Действия милиции были адекватными. ВЛАСТЬ РУКАМИ ТРОГАТЬ НЕЛЬЗЯ!»

Власть всегда будет против несанкционированных митингов и шествий, под какими бы лозунгами они ни проводились. Потому что сам факт несанкционированного мероприятия притягивает провокаторов, шпану, маргиналов. Они нацелены на то, чтобы устроить заваруху… История показывает, что по-другому не бывает. И те, кто призывает выходить на несанкционированные митинги и шествия, прекрасно это знают. Чем больше наблюдаю весь этот балаган с несанкционированными прогулками, флешмобами и т.д., тем крепче уверенность: цель – это как раз нарушение закона. В словосочетании «несанкционированная акция» главный смысл – в слове «несанкционированная». Цивилизованные формы протеста оппозиции не нужны – мирная акция забудется быстро. А вот случись столкновения с силами правопорядка – есть о чем поговорить в сетях, и долго!

– Но вы же не будете утверждать, что у народа нет причин для недовольства властью?

– Нет, конечно, я же не на Луне живу. И цены вижу, и коррупцию, и мошенничество в ЖКХ, очереди в поликлиниках, обман дольщиков. Но при чем здесь защитники Навального? Какое он имеет отношение к реальной жизни и реальным проблемам?

Было бы интересно провести соцопрос участников последних акций. Спросить: кто такой Навальный? И что реальное он сделал? Спрашивать у всех подряд – подростков, стариков… Как вы думаете, многие смогут ответить? В том-то и дело, что протест интересен ради протеста. А на призывы типа «всех долой!» быстрее и активнее всего реагирует молодежь. Посмотрите фото и видео с последних митингов: большинство участников – от 14 до 25 лет. Дети, подростки, молодежь – особая часть общества. Ими легко управлять, играя на эмоциях, юношеском максимализме. Подросткам свойственно экстремальное поведение во все времена. Их же подталкивают к действиям, выходящим за рамки закона. А потом, как мы уже говорили, срабатывает принцип розетки.

– В общем, «не ходите, дети, в Африку гулять». А дети, все-таки, несмотря на увещевания, в «Африку» отправляются…

– Вот тут – большой вопрос: доходят ли до этих молодых людей наши увещевания и призывы? Я сейчас говорю не о той молодежи, которая уже формально организована в стенах школы, ссуза и вуза. Там большинство молодых людей амбициозны, настроены на карьеру и подвержены мимикрии. Они правильные, говорят нужные слова, ходят на нужные акции. Я говорю об «улично-подъездной молодежи», живущей совсем в другом мире. Они не слушают умные речи по телевизору, не читают газет, не слушают радио. Их информационное пространство – социальные сети.

Социальные сети – вещь великая. Некий параллельный мир, где каждый, даже не имея ни знаний, ни культуры, может ощутить себя великой личностью, чье мнение суперважно. Тут любой может поливать помоями любого, независимо от звания и должности, и так самоутверждаться. Потому что в реальной жизни у них это не получается. И появляется убеждение, что они никому не нужны – государству до них дела нет. А в сетях волшебным образом находятся те, кому есть дело до этих пацанов. Их убеждают: нарушать закон – это круто. Идите на улицу, формируйте группы, выходите на митинги – вы сильные, вы – самые умные! 

Последние январские события показали, что такая работа сейчас ведется по преимуществу среди очень молодых людей, сильно подверженных аномии.

– Что это за явление?

– Состояние общества, когда старые нормы и ценности перестают действовать, а новые еще не установились. Так бывает в переходные и кризисные времена. Молодым приходится тяжелее всего. На простые вопросы «что такое хорошо и что такое плохо?» вняных ответов никто не дает. Банально, но взамен существовавшей в советские времена системы кружков и секций, детских организаций, комсомола,  которые прививали нравственные нормы, правила поведения, учили, что можно, а что нельзя, по большому счету ничего не возникло.

Куда податься «улично-подъездной молодежи»? В спорт? Основной массе серьезный спорт не по карману, да и в бесплатных секциях бесплатность относительная. А у родителей денег нет! Дополнительное образование? Для многих – уже поздновато. Да и не так уж много у нас клубов по интересам.  Идти куда-то за деньги – нереально. Между тем они видят роскошную жизнь части нашего общества, мажоров на дорогих машинах, недоступную им супертехнику, гаджеты… Это же несправедливо! А «добрые дяди» подсказывают легкий и простой путь: возьми свое силой. Иди с нами – и будет тебе счастье. 

Молодым нужно ясное и четкое понимание будущего. Нужна понятная система социальных лифтов, исключающая коррупционную составляющую. Перспектива достойно устроиться в жизни должна быть не только у победителей конкурсов, а у молодежи в целом.

– Вы сейчас говорите о каких-то очень дальних перспективах…

– Я не утверждаю, что все это наступит завтра, но двигаться нужно только в этом направлении. Потому что не сделаешь этого, другие предложат варианты решить сложные социальные проблемы путем насилия. Виртуальное пространство дает для этого неограниченные возможности.  Интернет – универсальный помощник в распространении любой информации. С помощью соцсетей поддерживают связь с кругом единомышленников, очень быстро координируют действия групп, меняют задачи, тактику. А мы здесь опаздываем! Те, кто старательно провоцирует беспорядки, действуют куда более активно и умело. На профессиональном языке спецслужб это называются формированием экстремистских настроений, направленных против государственной власти. И действия эти становятся все более активными.

Реальных причин для недовольства у людей, повторюсь, достаточно. Они накапливаются, градус повышается… Есть объективная закономерность: чем больше осложняется социально-политическая ситуация внутри страны или за ее пределами, тем ярче проявляются  экстремистские настроения. 

– Значит, впереди нас ждут жизнь с усиленными нарядами полиции на улицах, перегороженные тротуары, акции протеста…

– Если вы имеете в виду снятие напряжения с помощью силовых методов, то вы неправы. Не получится. Бороться надо не с самими митингами и демонстрациями, а с теми, кто искусно направляет общество на этот путь. Нам как раз нужно бороться не с протестной молодежью, а за нее. По-другому ничего хорошего не выйдет.

Да, это сложно. Потому что подростки с радикальными взглядами и экстремальным поведением выращены именно нашим обществом. Подросток со всеми его проявлениями – продукт общества, в котором живет. Мы, общество, хотим изменить молодежь? Нам нужно меняться самим! Иначе ничего не выйдет. Нам нужно создавать условия для повышения жизненных шансов молодых людей, остающихся пока на обочине. Их надо просвещать, сеять «разумное, доброе, вечное» на эту каменистую почву. Философ Иммануил Кант утверждал, что основное предназначение просвещения – вывести человека из состояния несовершеннолетия, в котором он находится по собственной вине в силу малолетнего возраста. Несовершеннолетие есть неспособность пользоваться своим рассудком без руководства со стороны кого-то другого. 

У части современных молодых людей их несовершеннолетие заключается не в недостатке рассудка, а в недостатке решимости и мужества пользоваться им самостоятельно, без руководства со стороны. И вот тут возникает дилемма: кто будет этим руководителем до совершеннолетия? Политические кукловоды разного рода, толкающие молодежь на нарушения закона? Или все-таки здоровая часть нашего общества?

По большому счету от ответа на этот вопрос зависит судьба страны.