По телевидению прошел сюжет: в поселке Шолоховском Белокалитвинского района закрывают участковую больницу. Как же так?

Получаю редакционное задание разобраться и еду в Белокалитвинский район.

— Лариса Андреевна, давайте уточним, за что вы боретесь? — спрашиваю главу Шолоховского сельского поселения Белокалитвинского района, члена КПРФ Л.Павкину, которая в телерепортаже заявила, что предстоящее закрытие (по ее формулировке — Л.К.) местной участковой больницы — это, мол, «полный геноцид».

— Ведь больница-то фактически не закрывается, — напоминаю ей. — Меняется только ее статус, она становится врачебной амбулаторией, вместо круглосуточного стационара будет действовать дневной — исчезнут лишь «ночлежная» составляющая и кормление. А вы, получается, бьетесь за возможность ночевать в больнице? Но ведь сами же признаете, что в Шолоховском круглосуточном стационаре (до конца декабря он в таком качестве еще сохраняется, а с первого января финансирование прекращается — Л.К.) больные на ночь расходятся по домам — им, дескать, так удобнее.

Тогда в чем проблема? Люди будут, как и раньше, днем лечиться в дневном стационаре, а к ночи возвращаться домой. Да и не все койки у вас сейчас заняты, я сама видела: пустующих, видимо, как раз то количество, которое подлежит сокращению. Получается, будущая реорганизация просто узаконит то, что уже сложилось явочным порядком…

— Нет, нельзя трогать больницу! — стоит на своем глава поселения. — Это не только мое мнение, но и всех жителей поселка Шолоховского, они встревожены, напуганы…

— Так, может, потому и встревожены, что их со­от­вет­ству­ю­щим образом на­стра­ивают-накручивают-за­пугивают, — говорю Л. Павкиной то, что сразу бросается в глаза.

Благородное ли это занятие — нагнетать страхи и вводить жителей в заблуждение насчет якобы предстоящего их «ущемления», «лишения медицинской помощи», «отнимания последнего» и т.д.?

Давайте посмотрим, что представляет собой здравоохранение Белокалитвинского района и какое место занимают участковые больницы.

«Трудоголизм» плюс высокие технологии

Центральная районная больница — три отдельных медицинских городка в разных концах Белой Калитвы. Детское отделение, оперирующие офтальмология, отоларингология, гинекология, роддом, поликлиника, четырехэтажная клинико-химическая лаборатория, мощная станция «скорой помощи» с собственным реанимобилем — площадка номер один; инфекционное (с классическими мельцеровскими боксами, каких и в Ростове-тораз-два и обчелся), противотуберкулезное, наркологическое отделения на въезде в город — два.

И, наконец, третий («…шикарный!» — по общей оценке) городок: четырехэтажный хирургический корпус с пятью операционными, реанимацией, травматологией, урологией, собственным отделением переливания крови, компьютерным томографом, «продвинутой» аппаратурой. Рядом — трехэтажный терапевтический блок с отделениями кардиологии, неврологии, соединенный с хирургическим переходом-галереей (идея главы района А. Романова, опытного строителя).

…Построение хирургического корпуса многие считают своей личной победой — и это правда. Когда-то на его месте стоял «скелет» недостроенного роддома, брошенного еще при кончине социализма. Последующие времена тоже были нелегкими, судьба «недостроя»-полуфабриката долго оставалась зависшей. У предыдущего главы района мелькнула даже мысль расплатиться им за долги. Но против этого дружно восстали медики, районные депутаты (ведь рядом уже стояло лечебное здание — теперешний терапевтический корпус) — сегодняшний главврач Г. Федорченко, ее предшественник Ю.Качур…

Бились, доказывали — и отстояли-таки, оставили объект за районной медициной. Затем последовала трудная и долгая эпопея с новым строительством, добыванием финансов, приобретением оборудования, что потребовало массы сил, энергии, бесчисленных просьб, выстраивания многоходовых комбинаций…

Зато когда корпус открылся, все ахнули. Доктора до сих пор не устают повторять: спасибо губернатору В.Чубу, его заместителю А.Бедрику, министру здравоохранения Т.Быковской, главе района А.Романову — благодаря их поддержке, пониманию, сопереживанию в районе есть теперь такой мощный медицинский комплекс.

Говорится это, убеждаешься, не из соображений политеса: просто все оценили истинную, почти азартную заинтересованность донского высокого начальства в поддержании здравоохранения на самом достойном уровне. Чтобы не только «не хуже других» было, а лучше, мощнее, эффективнее, высокотехнологичнее.

Потому и жильем медиков тут сразу обеспечивают, нестандартные формы для этого придумывают. Например, в Литвиновской больнице (ей тоже предстоит стать амбулаторией с дневным стационаром) отремонтировали и подготовили под жилье для молодых специалистов целый отсек. А кое-кого из особо «штучных» (как, например, нынешнего завхирургией ЦРБ Д.Кучера, молодого кандидата наук, у которого работают три заслуженных врача, семь — высшей категории и еще два доктора тоже недавно защитили диссертации) можно даже и нарочно к себе переманить, сумев сразу решить для него жилищную проблему.

Итог — атмосфера общего «трудоголизма», профессионального честолюбия, когда люди стараются все выше и выше поднимать планку, справляться с самыми сложными ситуациями, соответствующими уровню медцентра, выполняющего межтерриториальные функции: ведь в Белокалитвинскую ЦРБ госпитализируют также больных из Тацинского, Морозовского, Милютинского, Обливского, Советского районов.

— Даже граждане других стран у нас, бывает, лечатся! — и врачи рассказывают, например, о том, как спасали разбившихся на волгоградской трассе байкеров-американцев, год спустя опять прилетевших сюда из-за океана, чтобы поблагодарить их. На стене кабинета завтравматологией Владимира Алексеевича Ковалева — врученная ими грамота, сделанные на память фотографии…

Здешним врачам удается возвращать к жизни даже тех, кто долгое время пролежал в коме, на ком уже прочно ставился крест, кого безуспешно лечили в других местах…

«Огромное спасибо медикам Белокалитвинской ЦРБ, спасшим меня после тяжелого инсульта», — читаю в письме жительницы поселка Шолоховского З.Логутенковой. «Мой диагноз — кистозно-церебральный арахноидит, постоянно лечусь в неврологическом отделении, поступаю сюда с сильнейшими болями, иногда — без сознания, — пишет жительница хутора Богураев Л.Полянская. — Но всегда меня тут ставят на ноги, возвращают в строй, и я снова радуюсь жизни…». «Низко кланяемся докторам хирургического отделения, это настоящие подвижники-асы!» — цитата из письма Л.Галяпиной, Е.Колбасиной, Л.Стальмаховой, Л.Прошутиной, Е.Мироновой, жительниц поселков Углегорского, Шолоховского, Горняцкого, Какичев. «Часто приходится лежать в кардиологическом отделении, — пишет учительница С.Землянова из хутора Поцелуев. — Столь высокой ответственности со стороны медиков нигде больше не встречала: в больницу приезжают издалека, со всех хуторов и поселков, очень много людей преклонного возраста — доктора борются за всех, а многим, считай, дарят жизнь заново…»

«Лучше вы к нам приезжайте…»

В состав Белокалитвинской ЦРБ до последнего времени входили также и участковые больницы в поселках Синегорском, Коксовом, Горняцком, селе Литвиновка плюс районная участковая больница в Шолоховском, откуда пошла «протестная» волна. С нового года, как уже говорилось, они преобразуются во врачебные амбулатории с дневными стационарами со всем прежним набором узких специалистов, лабораториями, физиотерапией. И со службами «скорой помощи», чьи бригады ездят по всему району вплоть до самых дальних хуторов (не во всех территориях такое практикуется — Л.К.). В Шолоховском, например, две «скоропомощных» машины, одна получена по нацпроекту, то есть со всеми «наворотами», отличной техникой — любого тяжелого больного можно на ней куда угодно довезти.

Как видите, все условия для оказания высокотехнологичной СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОЙ медпомощи в Белокалитвинском здравоохранении созданы.

— Ведь сейчас лечат-то не как во времена Чехова, — высказываю Л.Павкиной свою точку зрения. — Должны иметься кадры, аппаратура, с ней надо уметь управляться…

Кстати, один из противящихся больничной реорганизации шолоховцев как-то заявил: отдайте, мол, нам компьютерный томограф — зачем его в ЦРБ поставили? На что у него резонно поинтересовались — а что вы с ним в Шолоховке делать будете? Орехи колоть? Хирург в Шолоховской больнице — в единственном числе, поэтому может выполнять только малые операции (вскрывать фурункулы, панариции и т.п.), а случись что — реально ведь помогут только в ЦРБ с ее мощной базой и круглосуточно дежурящими специалистами.

Сама Л.Павкина могла в этом убедиться, когда прямо на глазах у приехавшей в тот день в Шолоховку Галины Акимовны Федорченко вдруг резко побледнела, изменилась в лице. Главврач, моментально сориентировавшись, оказала ей первую помощь, посадила к себе в машину и сама доставила в реанимацию ЦРБ. Оттуда — на операционный стол: оказалось — язва. А если бы глава поселения осталась лежать в участковой больнице? Еще под большим вопросом, разговаривали бы мы с ней сейчас.

— Но туда трудно лечь, — тем не менее настаивает она. — Уже случалось, что кое-кого из наших, шолоховских, привозили в ЦРБ — и возвращали назад…

Этих «кое-кого», как ни искала, найти не смогла. Зато узнала: по статистике с начала года в Белокалитвинской ЦРБ пролечилось около тысячи жителей поселка Шолоховского. По разным поводам.

…В травматологическом отделении знакомлюсь с 73-летней Дарьей Александровной Арсеньевой, жительницей Шолоховского. Под оценивающими взглядами обступивших ее докторов, она делает по проходу палаты с десяток шагов и радостно признается:

— Даже на больную ногу уже могу опираться!

А до этого год и пять месяцев пролежала, загипсованная, с переломом шейки бедра. Местный доктор даже не сказал ей, что в ЦРБ можно сделать спасительную операцию, поставив пластину: подруга ее на этот счет просветила. И бабушка сама сюда обратилась. А не сделай она этого, так бы и лежала себе, мучилась, ждала бы конца у себя в поселке. Вот вам и «устраивающая всех» (по словам главы поселения) больница, вот вам и уровень.

Так почему все-таки возник сыр-бор из-за больничной оптимизации? Что лучше: одна сильная центральная больница плюс амбулатории или слабая ЦРБ и сохраненные в первозданном виде худосочные участковые больницы, где — ни оборудования, ни кадров, но зато есть койки для «лежания»? При каком из вариантов больше пользы жителям Белокалитвинского района?

Для знающих людей в сегодняшнем нагнетании страстей никакой загадки нет.

— Впереди выборы, активизировались рвущиеся к власти силы, — констатирует глава района А.Романов. — Кое-кто умело пользуется ситуацией…

Однако ведь надо же все-таки думать не только о собственных амбициях, выгодах, но и о живых людях, своих земляках, служить которым претенденты на власть вроде как обязаны.