Проголодавшись после занятий в школе, Антон Смирнов вместе с приятелем купили сосиску в тесте и с аппетитом ее съели. Вечером обоим стало плохо. У друга Антона схватило живот, а у него самого началась тошнота, затем рвота.

Лидия Павловна, мама Антона, вызвала «скорую». Ребенка отвезли в инфекционное отделение одной из ростовских больниц. Однако установить диагноз врачи не смогли, Антону становилось хуже. Спустя двое суток мальчика в тяжелом состоянии доставили в детское отделение 20-й больницы.

— В приемник сына мы несли на руках, сам он ходить не мог, — говорит Лидия Павловна. — Я была в панике. Нас уже ждал хирург Матвеев. Осмотрев  сына, Олег Леонидович сказал: «У него развитый перитонит. Сейчас же на стол»… Я сама — медик, работаю в травмпункте ЦГБ операционной медсестрой, но была поражена, насколько быстро и точно он поставил диагноз.

— Говорят, кто последним из врачей смотрит больного, — тот самый умный, — шутит в ответ Олег Леонидович. — На самом деле аппендицит — штука коварная. Может скрываться под маской кишечной, респираторной, иных инфекций. Диагноз, бывает, установить трудно из-за сложной клиники.

Сложным больным оказался и Антон. За две недели восьмилетнему ребенку  были проведены две операции. Вначале — по удалению аппендицита, затем — по разъединению спаек кишечника. Обе операции прошли успешно. Оставалось главное — выходить мальчика. Днем и ночью, включая выходные, Олег Леонидович следил за состоянием здоровья Антона. В отделении мальчик провел почти месяц.

Теперь у Антона все хорошо. Ходит в школу, иногда озорничает, как все дети…

Маленьких больных, 3-5 лет, у доктора Матвеева — много. Они ему очень доверяют. Считают, что он  добрый, как Айболит. А он для каждого находит ласковое слово. Только и слышишь: «Ах ты, мой, хороший. Потерпи, все заживет. Будешь еще бегать больше обычного». Мало кто знает, что «доктор Айболит», когда был маленьким, ужасно боялся врачей. И в детстве чуть не погиб от сепсиса — выжил, опять же, благодаря врачам. Тогда и решил стать доктором, чтобы лечить детей. После школы поступил в Ростовский мединститут и, получив диплом в 1983 г., стал работать в детском отделении хирургии «двадцатки». А спустя три года, в мае 1986-го, был мобилизован на ликвидацию аварии Чернобыльской АЭС. награжден орденом Мужества. К сожалению, Чернобыль сильно ударил по здоровью. Многие из его коллег, кто был тогда с ним на АЭС, рано ушли из жизни. Это были мужественные люди. К мужеству он призывает и своих маленьких больных, когда они начинают чувствовать боль. Но…

— Это дети родителей, которые родились в середине 80-х  — начале 90-х. Мое поколение выросло на примерах стойкости Александра Матросова, Зои Космодемьянской, — говорит Олег Леонидович. — Когда начинаю рассказывать о них детям, ловлю себя на мысли: а ведь они об этом просто не знают… Что ж им, пример с героев «Бригады» брать?!

— Нынешние дети растут изнеженными, кроме компьютерных игр, пока ни о чем не задумываются, — говорит он. — А вот когда начинают чувствовать боль после операции, я провожу с ними «уроки мужества». Дети — благодарные слушатели…  Они очень хорошо все понимают. Только с ними надо разговаривать.

Чтобы тебя слушали, нужно говорить с человеком на понятном ему языке. Кандидат медицинских наук Матвеев старается быть в курсе последних новинок из мира молодежной музыки, смотреть нашумевшие фильмы, разбираться в компьютерных играх…

— Как вы все успеваете? — поражаюсь я.

— Приходится. Я ведь детский хирург. У детей учусь активности…