В начале 90-х российского биофизика Сергея Загускина, автора нескольких уникальных медицинских разработок, пригласили с его изобретениями на Запад. Биофизик отказался, надеясь, что в новой России его работы помогут изменить нашу медицину — сделать ее профилактической.

Прошло 20 лет. Теперь в «портфеле» доктора биологических наук, академика МАЭН, заведующего лабораторией биофизики и хронобиологии НИИ физики ЮФУ Сергея Львовича Загускина уже не 3-4, а около 40 разработок в области хронобиологии, которые высоко оценивают и медики, и коллеги-ученые. Он — лауреат, призер, победитель многочисленных конкурсов, выставок и прочего, поскольку его аппараты способны обнаружить болезни на ранней доклинической стадии и эффективно их лечить, проводить профилактику заболеваний задолго до их проявления. Но если спросить о его приборах в магазинах «Медтехники», там лишь недоуменно пожмут плечами: наша промышленность этих аппаратов не выпускает.

— Врачи давно говорят: надо лечить не болезнь, а конкретного человека с учетом всех его индивидуальных особенностей. Это один из принципов медицины будущего, равно как и профилактика — ведь болезнь легче предупредить, чем лечить — говорит Сергей Львович. — Современные рентген, УЗИ, томография позволяют выявить болезнь на той стадии, когда уже начались структурные изменения органов и тканей. А методы хронодиагностики хороши тем, что позволяют выявить первичные функциональные нарушения, когда структурных изменений еще нет. И профилактика болезни должна обеспечиваться нормализацией вегетативного статуса…

— Не могли бы Вы объяснить, что такое вегетативный статус и для чего его нужно нормализовать?

— Вы, наверное, замечали, что существуют две крайности — одни люди нервные, легко возбудимые, реактивные, им трудно усидеть на одном месте. У них, как правило, преобладание симпатического тонуса, высокая возбудимость. Другая крайность — ваготония, когда дисбаланс смещен в сторону тонуса парасимпатической регуляции, торможения. Такие люди медлительные и в мыслях, и в движениях, действуют заторможенно. А вегетативный статус — это и есть соотношение симпатической и парасимпатической нервной регуляции. Вегетатика управляет работой внутренних органов, поэтому очень важно, чтобы был баланс.

При любом заболевании этот баланс нарушается. Также при большинстве заболеваний снижается клеточный иммунитет, а его оценка и восстановление с помощью разработанных нами методов необходимы как для лечения заболеваний, так и их профилактики.

— Насколько это важно для диагностики?

— Если исследовать человека на пиках — максимума и минимума — этого соотношения возбуждения и торможения, то можно получить совершенно разные оценки состояния пациента. Например, пришел человек на обследование утром, когда выше симпатический тонус, — одни результаты, вечером, когда превалирует парасимпатический тонус, другие.

Я как-то раз записывал себе ЭКГ в течение 4,5 часов каждые 5 минут. Если судить по показаниям, я за это время три раза «заболел» и четырежды «выздоровел».

Все потому, что есть, кроме околосуточных, еще и околочасовые ритмы, есть 5-минутные и 1-минутные, еще более быстрые ритмы изменения вегетативного дисбаланса, которые врачи, как правило, не учитывают. А еще есть ритм дыхания и ритм сокращения сердца. Потому на фазах вдоха и выдоха, сокращения и расслабления сердца можно получить совершенно разные ответные реакции организма.

На этом и строится индивидуальный подход, когда учитываются особенности не просто конкретного пациента, а исходного состояния не только его организма в целом, но тканей, органов и даже клеток. Тогда и можно с точностью прогнозировать ответные реакции этого организма.

— То есть речь идет об учете индивидуальных биоритмов при диагностике заболевания?

—Я много лет изучал работу клеток и ритмов организма человека. На основе ряда фактов мне удалось разработать естественную классификацию биоритмов. Она так же естественна, как и система классификации химических элементов Менделеева, где элементы расположены в определенном порядке вовсе не из соображений удобства, но их порядок позволил предсказывать свойства еще не открытого элемента. Так и моя система позволяет оценивать по соотношению биоритмов состояние данной биосистемы: от клетки — до организма человека. Этот более простой и естественный метод оценки рассогласования биоритмов и лежит в основе хронодиагностики. Он позволяет обнаружить ранние признаки развития болезни, более строго и точно отследить эффективность проводимого лечения, поскольку оно индивидуально. Ведь то, что помогает одному, может повредить другому.

— Значит, изучив соотношение биоритмов конкретного человека, можно подобрать и индивидуальное лечение?

— Уже разработаны и методы восстановления гармонии биоритмов между собой. Стрессовые нагрузки, плохое качество пищи и воды, погодные аномалии — все это ведет к снижению клеточного иммунитета. А с помощью наших аппаратов можно поддерживать не только его, но и нормальные ритмы вегетативного статуса, и ритмы микроциркуляции крови. Обнаруженные патологии не только легко выявить, но и устранить — но только в режиме биоуправления. Все это делается с помощью наших аппаратов.

— На одной из выставок Вы представляли аппарат «Гармония—1». Речь сейчас идет о нем?

— Модификаций «Гармонии» может быть до 40 видов. Но всех их объединяет то, что любое лечебное воздействие подается не как попало и всем одинаково, а только синхронно с работой сердца и дыхания конкретного человека. Тогда мы «попадаем» в те моменты, когда воздействие заведомо приносит только пользу, но не вредит. Если действовать в момент увеличения кровенаполнения тканей, то ответная реакция всегда только увеличивает восстановительные процессы, что и лежит в основе лечебного эффекта.

Если же надо разрушить — дефект кожи, целлюлит или раковую опухоль — то нужно воздействовать в момент уменьшения кровенаполнения ткани. Тогда патологические изменения разрушаются избирательно, при этом не затрагивается здоровая окружающая ткань. А биосинхронизировать это можно с помощью датчиков пульса и дыхания самого пациента — они и определяют фазы кровенаполнения тканей и позволяют достигать лечебного эффекта. Диагностика и лечение совмещены в одном устройстве. Можно контролировать реакции и состояние пациента непосредственно во время отпуска лечебной процедуры и индивидуально оптимизировать режим лечения. Компьютерные методы позволяют это автоматизировать.

По результатам физиологических, биохимических, иммунологических, микробиологических и других лабораторных исследований и клинических испытаний мы проводили сравнение методов биоуправляемой хронофизиотерапии с традиционными методами физиотерапии.

Всего пролечено и обследовано несколько тысяч больных с самыми различными диагнозами — более 20 наименований. Назову лишь некоторые: язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки, гастрит, хронический бронхит, хламидиоз, цистит, простатит вне обострения, невриты, ветилиго, трофические язвы голени, инфаркт миокарда, ишемия, артериальная гипертензия, вегетососудистая дистония, лор-заболевания, стоматологические заболевания, артриты, артрозы, остеохондрозы…

— И результат?..

— Мы обнаружили отсутствие побочных эффектов и обострений основного заболевания у всех без исключения больных. Практически у всех пациентов наблюдался по клиническим показателям положительный лечебный эффект, причем даже у тех больных, для которых предыдущее лечение с использованием обычной лазерной или электротерапии было неэффективно.

— Насколько широко могут применяться такие приборы?

— Любой, кто имеет доступ к компьютеру, мог бы купить этот недорогой прибор и контролировать свое функциональное состояние — обеспечивать профилактику, в том числе — зрения и слуха, управлять своим состоянием, нормализовать сон, пройти оздоровительные процедуры, обучаться английскому или китайскому языку… Такой прибор поможет и здоровым, и больным, и пожилым, и спортсменам, и школьникам…

— Что нужно, чтобы эти приборы появились на прилавках?

— Чтобы они стали товаром, их нужно выпускать. Приборы можно выпускать на любом предприятии. Производство очень простое — надо всего лишь закупить комплектующие и осуществить сборку. Все ноу-хау — в программном обеспечении. Если производство будет массовым, то прибор может стоить порядка 4-5 тысяч рублей. Несколько больше при комплектации различными источниками физиотерапевтических воздействий, но дешевле аналогичных аппаратов для физиотерапии.

— Что же мешает этому?

— Наши заводы привыкли работать по госзаказу или заказам других организаций. Чтобы собрать заявки лечебных организаций, как этого требуют заводы, нужно, прежде всего, выиграть тендер. Но для участия в тендере надо представить сертификат, а для этого необходимо выпустить опытную партию аппарата. Но выпустить опытную партию без предварительных заказов заводы не хотят. Надо использовать собственные оборотные средства на товар, которого еще нет в продаже. Это замкнутый круг… Руководители заводов предпочитают выпускать без риска хотя и устаревшие, но привычно заказываемые медициной аппараты.

Редакция намеренно не стала адаптировать текст интервью, оставив научную терминологию, использованную ученым, — в надежде, что статьей, кроме наших постоянных читателей, заинтересуются врачи, а также представители бизнеса и власти, которые понимают, какой прорыв в медицине могут совершить инновационные разработки ростовского биофизика, если дело дойдет до их внедрения в производство. И разве только в медицине?..