Где можно проверить, купил ты настоящее лекарство или подделку? Когда у нас в поликлиниках будут электронные очереди? Стоит ли узаконить «премии» медперсоналу от пациентов?.. Министра здравоохранения РО Татьяну Быковскую просто «засыпали» вопросами. Одни Татьяна Юрьевна решила сразу во время «Прямой линии», по другим давала задания соответствующим службам: разобраться и доложить. Ответы обязательно получит каждый обратившийся к нам...

— Татьяна Юрьевна, меня зовут Дмитрий, звоню вам вот по какому поводу. Слышал, что отменили строительство больницы по пересадке печени…

— Это искаженная информация. Изначально никто не собирался строить центр по пересадке печени в Ростове-на-Дону. Я вам больше скажу: в Российской Федерации нигде не собирались их строить. На сегодняшний день центров по пересадке печени в РФ достаточно. Но нет достаточной законодательной базы, которая дает возможность использовать органы для трансплантации.

— То есть те центры, что сейчас существуют, они тоже не работают?

— Работают, но не в полной мере. Поэтому строительство новых центров — нецелесообразно.

— Я понял. И второй вопрос: в Ростове есть линия психологической помощи — так называемый телефон доверия, куда люди обращаются со своими проблемами. Я знаю, что сейчас эта линия не работает…

— С понедельника она начинает работать. Там просто идет переоформление документов на то помещение, где располагается служба. Телефон 223-41-41 сохранится. (Телефон доверия уже работает! Вмешательство министра помогло).

— Тогда вы ответили на мой вопрос. Спасибо большое!

— Пожалуйста, до свидания.

— Татьяна Юрьевна, это Вера Федоровна из Ростова звонит. У меня прошло три года после инсульта. Мне назначили реабилитационный курс в больнице Новошахтинска. Лечение понравилось, все хорошо, но все-таки — далековато. А ведь я живу рядом с областной больницей. Нельзя ли туда попасть на реабилитацию? 

— Вера Федоровна, дело в том, что областная больница занимается только острой патологией. Вопросами реабилитации областная больница не занимается. Такое лечение — в компетенции медучреждений в Таганроге и Новошахтинске.

— В Новошахтинск я должна в сентябре попасть по очереди. Но у меня есть другое заболевание, которое в Ростове не лечится. После инсульта немеют рука и правое плечо. Нужна помощь мануального терапевта, а у нас его нет…

— Такой специалист есть и в Новошахтинске, и в Таганроге.

— Но об этом нигде не говорится…

— Обращайтесь в эти больницы за реабилитацией и скажите, что вы разговаривали в рамках «прямой линии» с министром, вам пообещали вопросы с лечением решить.

— Спасибо, всего хорошего!

— И вам здоровья!

— Меня зовут Наталья Владимировна, проживаю в Ростове. Уже 12 лет болею сахарным диабетом. За все это время мне только два раза выписали бесплатно тест-полоски…

— Мы выписываем тест-полоски. Обратитесь к своему лечащему врачу, и он вам выпишет.

— Но мне говорят, что они в нашу двадцатую больницу Ростова не поступают! Врач-то не виноват…

— Периодически тест-полоски к нам поступают. И я обязательно разберусь в этом вопросе.

— Я инвалид по общему заболеванию. Врач мне пишет: «Тяжелое течение сахарного диабета». Но мне ни разу не давали путевку, а я уже четыре года на инвалидности. Мне положена путевка?

— Вы отказывались от федерального соцпакета?

— Нет, ни от чего я не отказывалась.

— Вам положена путевка. В вашей реабилитационной карте при оформлении инвалидности должны написать, что вам необходимо санаторно-курортное лечение.

— А мне не пишут. Почему?

— Возможно, ваше тяжелое течение сахарного диабета не позволяет проходить санаторно-курортное лечение. Оно вам положено, но разрешить его проходить может только доктор…

— Здравствуйте, Татьяна Юрьевна. Галина Яковлевна из Новошахтинска вас беспокоит. Мне необходимо пройти МРТ. В ноябре прошлого года я по квоте стала на очередь в консультативно-диагностическом центре на Пушкинской. Мне сказали, что диагностику проведут в июне этого года…

— А по каким показаниям вам назначили МРТ?

— По поводу головных болей. Июнь наступил, обратилась в новошахтинскую больницу за направлением. А мне сказали, что квоты нет! Потому что четыре месяца не работает томограф…

— Но там есть другой аппарат.

— Так вот, я в Ростов поехала и узнала, что томограф не работал всего пару недель в январе. А теперь все нормально. Я снова обратилась к своим врачам, но мне сказали, что ничего не получается. Что делать?

— Подождите, сейчас будем решать…

(Министр тут же связалась с руководителем ОКДЦ. По ее поручению экстренно выделили квоту на МРТ Галине Яковлевне из Новошахтинска. Почему женщине отказали на месте — еще предстоит разобраться).

— Матвеев Курган, Ольга Павловна. У меня к вам, Татьяна Юрьевна, вопрос по поводу врачей нашей ЦРБ. Хотела бы знать, почему в нашей районной больнице такое негативное отношение к больным? Моя внучка 19 апреля поступила в больницу, ей не смогли поставить диагноз — аппендицит. Двое суток пытались определить, что с девочкой. В итоге аппендикс лопнул. Мы просились в Таганрог, но с нами не особо хорошо поговорили. В итоге в Таганрог нас отправили, мы пять суток пролежали в реанимации — ребенка чуть не потеряли. Никто даже не извинился! Никто не поинтересовался, как и что у нас. Спасибо врачам таганрогской больницы, я очень благодарна им за помощь! Можно ли разобраться, почему такое происходит в матвеево-курганской больнице?

— Разобраться, конечно, можно. Надо, чтобы вы официально в министерство здравоохранения области направили свою жалобу и все подтверждающие документы. Нам нужны основания, чтобы провести экспертизу качества оказания медицинской помощи вашей внучке.

— На ваше имя?

— Да. Если экспертиза подтвердит факты, изложенные в вашей жалобе, то доктора и медицинское учреждение понесут соответствующее материальное наказание.

— Да у нас все документы, все выписки на руках… Спасибо вам большое, до свидания.

— Всего доброго.

— Клавдия Николаевна из Ростова. Меня, Татьяна Юрьевна, интересует вопрос по поводу санаторно-курортного лечения. Я — пенсионерка, мне 73 года, ветеран труда. У меня — гипертония и сахарный диабет II типа. Я знаю, что путевки дают тем, у кого есть инвалидность. А как быть пенсионерам с целым «букетом» болячек?

— К сожалению, законодательно закреплено, что право на бесплатные путевки имеют только инвалиды.

— А вот раньше были льготные путевки с 30% оплатой…

— Это было по профсоюзной линии.

— А сейчас такого нет?

— Нет. Профсоюзы не оплачивают льготные путевки.

— То есть я никогда не смогу попасть на бесплатное лечение?

— По федеральной программе — нет.

— Очень жаль.

— Вам дозвонилась Лидия Николаевна из станицы Обливской. Мы писали обращение вам. Письмо было коллективное — по поводу морга…

— Вы имеете в виду, что у вас нет морга в Обливке?

— Да. Но у нас население — 18 тысяч. Вот сейчас идет лето, и родственники просто не успевают приехать на похороны близкого человека. Нам предлагают или в Волгоградскую область обращаться, или в Морозовск. Приходится нанимать машину, ждать экспертизу, тратить много денег. Как можно профинансировать строительство морга?

— Глава района может профинансировать. Морг относится к муниципальным лечебным учреждениям. А если морг будет построен, специалист из Морозовска сможет два раза в неделю туда приезжать.

— Я в Обливской уже 60 лет живу, и у нас всегда морг был…

— Понимаю вас, но, к сожалению, сейчас дела обстоят именно так.

— И еще у меня вопрос. У нас к концу года планируют закрыть родильное отделение. Куда же рожать наши женщины будут ездить?

— Работу мы таким образом организуем, чтобы все пациентки, которым нужна будет оперативная помощь, заранее доставлялись в родильное отделение Морозовска.

— А у нас не будет родильного?

— Нет. Если не ошибаюсь, в год — до 200 родов в Обливке. И с каждым годом их становится все меньше и меньше. А родильный дом в Обливке не отвечает стандартам оказания медицинской помощи, которые должны быть сегодня. Для того, чтобы медицинская помощь была оказана качественно и правильно, один, два, три раза в жизни можно обратиться в морозовское родильное отделение, где принимают более 500 родов в год, где доктора каждый день сталкиваются с различной патологией. Близость к дому родильного отделения — это, конечно, хорошо. Но в позапрошлом году в Дубовке и в Веселом умерли женщины, потому что доктора не смогли справиться со сложной патологией. А если бы они поехали в Волгодонск или Ростов, их могли спасти…

— Да все мы понимаем. Всю жизнь собираемся жить лучше, а получается…

— Лидия Николаевна, именно для того, чтобы в лучших условиях оказывать медицинскую помощь, мы предлагаем вашим роженицам ездить в Морозовск. Кроме того, в Обливке остается резервный родзал. Если возникает ситуация, что женщину не довезти — своевременно не отправили, то роды будут принимать в Обливке.

— Спасибо. До свидания.

— Всего хорошего.