Владимир Макарович Индиченко, ветеран войны, подписчик «НВ», пришел к нам в редакцию при полном параде — со всеми орденами и медалями. Подчеркивал важность момента.

Он очень крепкий для своего возраста (сильно за 80!) человек. У него бравый вид, громкий голос, заразительный смех. Ни за что не скажешь, что совсем недавно он был на волосок от смерти.

— С того света меня вытащили, — объявил он.

…В тот день он приехал из Левенцовки (недавно получил там квартиру) в поликлинику 20-й больницы на прием к своему лечащему врачу. А когда уже выходил из кабинета, почувствовал себя плохо, стал терять сознание.

Его положили на кушетку. Рядом тут же оказались вызванные с приема кардиолог Анна Петровна Барбаянова и медсестра Нина Николаевна Будашек. Кто-то уже позвонил в «скорую помощь».

А у ветерана, оказывается, произошла остановка сердца. Это, считай, клиническая смерть.

Когда происходит прекращение сердечной деятельности, важна в ПЕРВЫЕ мгновения оказанная помощь, сказано в учебниках.

Эти спасительные секунды не были потеряны. Медсестра Нина Николаевна Будашек сразу стала делать ветерану искусственное дыхание и непрямой массаж сердца, двумя руками сильно, толчок за толчком, надавливая на грудину. Анна Петровна, врач, была рядом и руководила ее действиями.

Нина покрепче ее физически, а при этой манипуляции нужна сила (иногда помогает даже резкий удар кулаком в нижнюю часть грудины), и женщины моментально сориентировались, что у медсестры все лучше должно получиться. И не ошиблись.

— С шестого раза медсестра Нина смогла «завести» мне сердце, — горделиво сообщает ветеран. — К приезду «скорой» сердечный ритм уже был восстановлен…

—  Да откуда ему знать, он же без сознания был, — смеется в ответ Нина Николаевна и добавляет: — Вообще-то у нас часто бывает, что кому-то из пациентов становится плохо — люди ведь в основном приходят пожилые. И точно так же помогаем…

Но внезапная остановка сердца — это все-таки из ряда вон выходящее событие. И то, что работники поликлиники столь грамотно, умело сработали (ведь порой даже опытные реаниматологи терпят неудачу), говорит о мастерстве, профессионализме.

Я по наивности спросила замглавврача 20-й больницы В. Гаврилюкова: а медсестра тоже должна владеть техникой непрямого массажа сердца? На что Виктор Анатольевич строго мне ответил: «Конечно. Да вообще-то каждый человек должен уметь его делать. Чтобы в случае чего спасти чужую жизнь».

Доктор прав. Недаром в западных странах от полицейских и пожарных требуется обязательное владение такими навыками. А мы чаще всего сами себя оправдываем: мол, я же не медик, я же не врач, вот приедет «скорая»…

К Владимиру Макаровичу Индиченко «скорая помощь» прибыла, когда он уже более или менее пришел в себя, но угроза жизни еще сохранялась.

—  «Скоропомощной» врач Сергей Николаевич Иванченко (с подстанции №1) занимался со мной, по-моему, несколько часов, — вспоминает ветеран войны. — Мне ставили одну капельницу за другой, делали уколы. И в конце концов доктор сумел-таки восстановить давление…

Сразу после этого Владимира Макаровича Индиченко положили в госпиталь ветеранов войн, где он провел немало времени и, по его словам, хорошо подлечился.

—  Огромная моя благодарность всем, кто, считай, заново подарил мне жизнь, — говорит он. — И еще я отметил: люди делают благородное, гуманное дело и считают это в порядке вещей, совсем не гордятся…

…Вот и я тоже во время бесед с сотрудниками 20-й больницы не раз слышала от них: да это же, мол, рядовой случай, не стоит внимания и т.д. И даже как будто стеснялись того, что ветеран так их превозносит (цитирую одно из высказываний. – Л.К.). Выходит, до того уже все привыкли к негативу и чернухе по поводу медиков, что информация со знаком «плюс» воспринимается как нечто невероятное, непривычное.

А ведь так не должно быть. Каждая человеческая жизнь драгоценна. И разве не заслуживает ее спасение самых высоких слов? Давайте все-таки снова научимся быть благодарными.