— Такое — впервые в моей практике! — признается Александр Иванович Коваленко, заведующий 1-м травматологическим отделением Ростовской горбольницы №1 (ЦГБ), заслуженный врач РФ, врач высшей категории. – Сколько мне пришлось разных вывихов вправлять за 47 лет моей работы, но подобного случая ни разу не было.

…Заходим с ним вместе в палату к больному, о котором он рассказывает. А этот пациент, между прочим, – очень известный в стране ученый, специалист в области энергетики, доктор наук. Проживает в Питере. Но некоторое время назад по личным обстоятельствам приехал в Батайск, находился в доме у своих близких. И тут с ним приключилась беда.

— Выходил из ванной и поскользнулся на мокром полу, — рассказывает Владимир Владимирович (так его зовут. — Л.К.) — Упал, сделав при этом самый настоящий «шпагат» и испытав сильнейшую боль…

Важная деталь: у Владимира Владимировича огромный вес — 177 килограммов (из-за диабета). Поэтому прибывшая к нему бригада «скорой помощи» самостоятельно ничего сделать не смогла — пришлось вызывать сотрудников МЧС. Общими усилиями медики и эмчеэсники погрузили его в микроавтобус, повезли в Батайскую центральную горбольницу. С огромным трудом сделали там рентгенограмму. Но результат, сказали, будет готов только в понедельник (злополучную травму он получил в пятницу), а пока пусть возвращается домой…

Наступивший понедельник принес известие: по снимку невозможно понять, есть ли у него перелом шейки бедра или нет, поэтому придется через пять дней рентгенограмму повторить. Опять — ожидание, боль, вызов эмчеэсников…

Вторая рентгенограмма показала: перелома шейки бедра нет. Но что с больным делать дальше, батайские врачи не знали, не могли поставить диагноз. «Переглядывались и молчали», — вспоминает Владимир Владимирович. Наконец ему было сказано: надо сделать МРТ (магнитно-резонансную томографию) в Ростове в 20-й больнице.

С огромными усилиями (на обычную каталку 177-килограммового больного уложить не удалось, пришлось вызывать платную «скорую помощь», это обошлось недешево) и при участии восьми эмчеэсников его смогли-таки туда доставить. А там без проволочек сделали МРТ и ужаснулись: у больного вывих бедра десятидневной давности, нужна срочная операция. «Сегодня по «скорой помощи» дежурит ЦГБ, езжайте туда и уговаривайте заведующего», — напутствовали его в «двадцатке».

Уговаривать не пришлось. Александр Иванович, как только осмотрел новоприбывшего больного, тут же стал готовить к операции.

— Он отругал меня за то, что десять дней с такой травмой находился дома и терпел боль. Но откуда ж мне было знать, как поступать? Я ведь специалист в области энергетики, а по части медицины — совершенно беспомощен. Поэтому поначалу так испугался Александра Ивановича, больше, чем высоких правительственных чинов, с которыми не раз доводилось общаться, — при этих словах они оба, пациент и доктор, дружно смеются.

…Однако тогда, в момент госпитализации, все чувствовали себя как перед решающим испытанием. «Вы представляете, чего нам стоило – суметь положить больного с таким гигантским весом на операционный стол?!» — и сейчас поражается Александр Иванович.

На расспросы, как же все-таки удалось, отвечает скупо: грузили вчетвером, уложили набок, ввели наркоз в спинномозговой канал…

— Это было очень (подчеркиваю: очень!) трудно — произвести закрытое вправление вывиха бедра столь сложному больному. И все-таки удалось. Оперировали доктора С. Корчагин и А. Дубинский. Сделанные снимки показали: все встало на место, все правильно, — радуется Александр Иванович. — Сразу после операции поместили его в реанимацию, а сегодня, видите, он уже у нас в отделении. И мы теперь будем больного усиленно активизировать. Чтобы как можно скорее поставить на ноги.

Но чем А.Коваленко удручен и никак не может взять в толк, так это тем, почему батайские коллеги оказались так беспомощны или близоруки? Ведь у Владимира Владимировича налицо были явные признаки вывиха бедра — укорочение ноги, сильнейшая боль. «Я вообще не представляю, как он ее терпел десять дней», – недоумевает Александр Иванович.

— Это мое счастье, что я попал сюда, – подводит черту Владимир Владимирович. — Мне здесь помогли так, как, уверен, нигде бы больше не смогли. Спасибо! Тут работают замечательные люди