Обращающиеся в редакцию «НВ» жители Ростова и области высказывают свою тревогу:

— Не окажемся ли мы из-за санкций без лекарств? Ведь большинство медикаментов поступает в нашу страну по импорту. Санкционные «выпады» уже как-то повлияли на фармрынок?



— Нет, — отвечает начальник областного фармацевтического управления Наталья Владимировна КОСЯКОВА. — Пока что вообще никак не повлияли. Ни по льготным медикаментам, ни по отпускаемым в розницу. Мы, конечно, с тревогой следим за курсом евро и доллара, ожидая, что далее может последовать лекарственное подорожание, но пока (пока!) все спокойно. Закупки для льготников идут в обычном режиме, проводятся торги, ничего экстраординарного при этом не происходит.

Но особо упорные граждане все же не верят, приводят примеры с разными ценами на одни и те же лекарства в разных аптеках. Хотя это в общем-то вполне закономерное явление. Есть утвержденный Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (он должен быть в аптеке на видном месте, чтобы с ним мог ознакомиться любой желающий) — цены на входящие в него препараты подлежат госрегулированию. А на все остальные медикаменты аптеки могут устанавливать наценки по собственному усмотрению, руководствуясь рыночными соображениями.

Правда, слишком уж «задирать» цены им невыгодно: можно потерять покупателей. Наоборот, их всячески стараются привлечь доступностью. «Перекрикивают» друг друга в рекламных растяжках и плакатах. «Самые низкие цены — у нас», – сообщает одна аптека. «У нас дешевле», — спорит с ней находящаяся напротив другая. «Сделаем еще дешевле», — не сдается первая.

А бывает, что подорожание происходит по вполне объективным причинам. Ведь уже довольно большое число отечественных фармпредприятий перешло на международные стандарты GMP — систему норм, критериев, правил, требований к условиям производства лекарственных средств. Из-за этого неизбежно дорожает сам процесс производства, повышается стоимость продукта на выходе, а соответственно — и цена для потребителей. Зато препараты поступают на рынок качественные, выверенные.

Большая часть субстанций для медикаментов, подтверждают специалисты, поступает к нам из-за рубежа. Но поскольку вот уже несколько лет у нас в стране ведется политика по поддержке отечественных фармпроизводителей (ведь надо же восстанавливать разрушенную в девяностые годы собственную фармпромышленность! — Л.К.), то зарубежные компании стали переводить свои предприятия к нам в Россию. Это, например, «Лилли», «Ново-Нордиск», специализирующиеся на выпуске инсулинов. И нам выгодно, и им.

…И все-таки, хотя пока еще нет заметного скачка цен на зарубежные препараты, однако это, признают специалисты, лишь вопрос времени.
Н. Косякова считает, что врачам при назначении препаратов надо постепенно разворачиваться в сторону отечественных лекарственных средств. Учитывая и фактор стоимости — чтобы само лечение не превращалось для людей во что-то неподъемное, не оставляло, как говорится, безо всего.

Однако пока что доктора не очень охотно откликаются. Исходя, наверное, из уже наработанной практики и по привычке скептически относясь к тому, что изготовлено в «родных пенатах». Тем более что зарубежные производители активно свою продукцию рекламируют, продвигают, привлекают медиков в союзники, проводят с ними семинары и т.д.

Российские препараты выглядят на этом фоне куда скромнее. Хотя фактически они — «тот же шарик, только в профиль». А по цене — в разы дешевле.

— Пример? Импортный гастропротектор ультоп стоит 274 рубля, а его отечественный «двойник» омепразол — 21 рубль. На упаковке ультопа под основным названием даже набрано мелким шрифтом – «омепразол». То есть полные аналоги. Чем же они отличаются?

— Я не вижу между ними никакой разницы, — резюмирует Наталья Владимировна Косякова.

То же самое — и по поводу немецких аспирина С, аспирина упса и российской ацетилсалициловой кислоты. Импортные аспирины стоят 145, 129 рублей; отечественный —15 рублей. Как говорится, почувствуйте разницу. А она лишь — в дозировке и форме выпуска: немецкие шипучие таблетки растворяются в воде, а наши родненькие — обычного вида, проглатываются и запиваются водой.

Или, скажем, итальянский гель лиотон стоимостью 579 рублей по характеру воздействия мало чем отличается от троксерутина, чья цена — 29 рублей.

Так что нам нужно все это анализировать и делать выводы, поскольку, говоря по-простому, за одни лишь «понты» переплачивать не хочется.

Некоторые больные-хроники, опасаясь перебоев из-за санкций, делают сейчас закупки «про запас». Можно, конечно. Но только медикаменты — не гречка: следует обязательно сроки годности при этом учитывать.

…А вообще-то специалисты уверяют, что без лекарств мы не останемся. Что ж, будем надеяться. И прислушаемся также к призыву больше доверять отечественным медпрепаратам.