Цены на лекарства продолжают расти. Причем на дорогих препаратах это не так заметно (они и так были дорогими!), а вот дешевые подорожали в разы

В «НВ» не раз писалось об этом. Последняя публикация «Зачем взвинчивать цены на дешевые препараты?» как раз и была посвящена тому, что из аптечного ассортимента стали исчезать привычные многим распространенные лекарства из разряда «копеечных». А теперь они, если и есть, то стоят от 50 до 200 рублей.

И хоть лекарственная тема постоянно в центре внимания здравоохранительного начальства, но кардинально что-то изменить в сложившейся ситуации трудно.

Государственному регулированию подлежат только препараты, входящие в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (ЖНВС), на которые устанавливается фиксированная торговая наценка. Плюс облфармуправление ведет еженедельный мониторинг стоимости еще ста распространенных недорогих препаратов (типа корвалола, например) – с тем, чтобы не допускать взлета цен на них.

Все остальное отдано на откуп рыночной стихии. И вот тут участники фармрынка (производители, поставщики, торговые посредники) действуют кто во что горазд.

– Мы связывались с предприятием-изготовителем, производящим распространенный дешевый препарат (подскочил сейчас в цене), спрашивали: в чем дело? Ведь вы же работаете на собственном сырье, с зарубежными поставщиками никак не связаны... – рассказали корреспонденту «НВ» в одной аптечной сети. – А в ответ было: но мы же (предприятие. – Л.К.) понабрали кредитов в долларовом выражении, а теперь, поскольку валюта подорожала, вынуждены пойти на увеличение стоимости товара.

К сожалению, у руководителей государственных органов нет никаких рычагов воздействия на коммерческие фармструктуры, кроме как призывать к гражданской совести, социальной ответственности. Но это, сами понимаете, слабо срабатывает, когда на кону выживаемость производства, торговой фирмы.

Рассуждения об импортозамещении, возрождении отечественной фармпромышленности тоже пока остаются на уровне разговоров. Поскольку на практике приходится фиксировать прямо противоположное.

...Года три-четыре назад в Ростове торжественно открыли предприятие по выпуску противодиабетического препарата – новофармина. Современное производство с использованием прогрессивных технологий, соблюдением всех требований безопасности и контроля... Запросы на новофармин поступали из разных концов страны, даже до сих пор поступают. Но – увы! Этот завод уже закрыт. Не смог выжить в условиях сегодняшнего рынка. А жаль – хороший был, по общим отзывам, препарат.

...В Первомайском районе была когда-то очень известная в стране фармацевтическая фабрика. В лучшие времена на ней выпускались настойки 33 видов (календулы, эвкалипта, валерианы и т. д.), зеленка, йод. Но это все в прошлом. Вот уже три года, как фабрика закрыта. Директор, всю жизнь на ней проработавший, очень долго за нее боролся, пытался сохранить производство, но в конце концов у него опустились руки. Производственные площади теперь пустуют. Один из отечественных участников фармрынка окончательно выбыл из игры.

В начале года президент Путин дал поручение правительству восстановить сеть государственных аптек. Это вселило надежду, что ситуация с лекарственным обеспечением и ценообразованием может стать более управляемой. Однако не все так просто.

Не везде эту новость восприняли с оптимизмом. Из стана фармпроизводителей поспешили напомнить, что форма собственности на конечной цене мало сказывается, повлиять на нее могут только льготы. Если же их будут предоставлять госаптекам, а коммерческим – нет, то это будет нарушением антимонопольного законодательства.
Вообще-то эти доводы, скорее всего, отражают чьи-то личные опасения и явно опережают события, но тем не менее их следует учесть. Первоочередная задача сейчас – восстановить саму систему госаптек (когда-то успешно действовавшую) и помочь закрепиться в структуре рынка.

Наша область в сравнении с другими территориями – в выигрышном положении, поскольку тут УДАЛОСЬ сохранить государственную сеть – 115 аптек, входящих в государственное предприятие «Ростовоблфармация» и действующих в 39 муниципальных образованиях.

Сеть госаптек покрывает сейчас всю область. А если бы еще решился вопрос о субсидировании госаптек или предоставлении беспроцентных кредитов, считает министр здравоохранения нашей области Татьяна быковская, то тогда они смогли бы более уверенно конкурировать с коммерческими предприятиями.

… Чудес не бывает. Поэтому рассчитывать, что в государственных аптеках цены на лекарства мгновенно станут ниже, не стоит. Но постепенно к этому дело должно пойти. Так во всяком случае задумано, а действовать придется по обстановке.

Очень хочется покончить с ситуацией, когда, как говорится, «хвост виляет собакой», а цены на лекарства абсолютно не контролируемы и не прогнозируемы. Потому и делается ставка на госаптеки, которые в дальнейшем, хочется верить, станут такими же крепкими аптечными предприятиями, какими были раньше. И в них, конечно, легче будет контролировать цены, чтобы не допускать их скачков.