Именно эта фраза чаще всего звучала во время традиционной «прямой линии», которую министр здравоохранения Ростовской области Татьяна Быковская провела с нашими читателями 

– Здравствуйте, Татьяна Юрьевна! Я проживаю в поселке Опенки Пролетарского района. Зовут меня Татьяна Васильевна.  Муж мой был чернобыльцем. Совсем недавно он умер. Мы лежали в Пролетарской ЦРБ, и там ему своевременно не оказали медицинскую помощь – два дня не было врача, чтобы сделать назначение. Это были суббота и воскресенье, а к понедельнику мужа парализовало. Мы пролежали 13 дней, и ни одного лекарства не предоставили – все было за наши деньги. Вплоть до того, что физраствор  пришлось покупать за собственный счет…

– Татьяна Васильевна, мне сложно сейчас дать какой-то ответ – необходимо выяснить все обстоятельства. Я отправлю в районную больницу соответствующую проверку, поднимем историю болезни, посмотрим. С вами обязательно встретятся проверяющие. Если все, о чем вы мне рассказали, подтвердится, к больнице примут меры административного воздействия. А я приношу вам соболезнования в связи со смертью вашего мужа.

– Спасибо вам за понимание…

– Татьяна Юрьевна? Я – Надежда Васильевна из станицы Каргинской. Помогите, пожалуйста. Моему отцу 85 лет, у него недавно был инсульт, частично парализован, есть много других заболеваний. У нас в станице, когда в поликлинике делали выписку из истории болезни, сказали, что отца надо оформлять на 1 группу инвалидности. Мы с этой выпиской поехали к невропатологу в Боковскую, а врач сказала, что нам надо еще пройти томограмму и много-много других  врачей. Но разве мы его можем куда-то довезти – он же нетранспортабельный!

– Надежда Васильевна, уточните, пожалуйста, ваш адрес, фамилию, имя, отчество отца, а я свяжусь с главным врачом больницы Боковского района. Доктора выедут к вам на место, посмотрят отца, и мы определимся, как можно помочь вам в этой ситуации.

– Ой, большое вам спасибо, Татьяна Юрьевна!

– Будьте здоровы!

После проведения прямой линии бригада врачей из Боковской районной больницы приехала в станицу Каргинскую, чтобы проконсультировать тяжелобольного 85-летнего мужчину на дому. Теперь для оформления инвалидности договорились о приезде в станицу специалистов Миллеровского филиала Главного бюро медико-социальной экспертизы по Ростовской области… 

– Я – Татьяна Васильевна, звоню из Азовского района. У меня вопрос по поводу работы «скорой помощи». Мы живем в Тимирязево, а «скорая помощь», которая должна обслуживать наш поселок, относится к поселку Кулешовка. Машина – одна на 8 населенных пунктов. Пока к нам попадут, проходит слишком много времени. Были случаи, когда не успевали потом довезти до больницы…

Скажите, пожалуйста, есть ли вообще какой-то регламент, согласно которому «скорая» в течение определенного времени с момента вызова должна приехать к больному? 

– Татьяна Васильевна, к сожалению, на сегодняшний день существует федеральный норматив – одна машина «скорой помощи» на 10 тысяч населения. Из-за того, что в Азовском районе только в нескольких населенных пунктах по совокупности наберется до 10 тысяч жителей, у вас получается одна «скорая» на несколько поселков.

Вообще-то норматив, о котором вы говорите, существует: в течение 20 минут машина «скорой помощи» должна выехать по вызову. Кроме того, сегодня в лечебном учреждении – в том числе и в вашей участковой больнице – должна быть неотложная помощь. Вызовы необходимо сортировать. Если ваше обращение относится не к скорой, а к неотложной помощи, то к вам приезжает участковый терапевт или фельдшер, который на данный момент эту помощь оказывает. Именно для того, чтобы не возникали ситуации с задержкой оказания скорой помощи, ввели понятие неотложной помощи. 

Но после этого звонка я обязательно переговорю с главой района, чтобы выяснить: почему столько проблем со «скорой помощью» возникло именно в вашем поселке.

– Понятно. А у меня еще один вопрос по той же теме. Бывает, что предлагают везти заболевшего своим ходом, а в приемном покое не хотят брать, возмущаются: почему не на «скорой»? И что же нам делать? Ведь в «скорую» человек обращается, когда уже совсем плохо. А тут сначала не дождешься помощи, а потом сам привезешь – не хотят принимать…

– На самом деле по «скорой помощи» должна привозить специализированная машина. Но в больницу обязаны принять, даже если больного доставили самоходом. Мы непременно разберемся с вашей жалобой…

– Здравствуйте, Татьяна Юрьевна. Вас беспокоит Алла Георгиевна из Ростова-на-Дону. Не люблю фразу «пользуюсь случаем», но все-таки пользуюсь случаем, чтобы сказать искреннее спасибо врачу поликлиники № 20, терапевту Ольге Евгеньевне Мончинской и ее медсестре Наталье Александровне. Это – замечательные медики. Если их имена вам не известны, то я бы очень хотела, чтобы они прозвучали в рамках «прямой линии»…

– Спасибо вам большое!

– И второе. Я сегодня прочла в «Российской газете» о рекомендациях Минздрава по поводу того, сколько должен тратить времени врач на прием каждого пациента. Терапевты – 15 минут, офтальмологи – 14 минут… Какое у вас мнение по поводу этих ограничений? Прокомментируйте, пожалуйста.

– Алла Георгиевна, вы должны понимать, что нормы приема примерно такими же были всегда – их почти не изменили. Ведь норма приема вводится не для каждого конкретного пациента, а для нормирования труда медика. То есть медработник должен в течение своего рабочего дня четыре часа потратить на прием пациентов, определенное время – на работу по вызовам. Вот для того, чтобы рассчитать нагрузку врача – сколько пациентов он должен принять за день своей работы, – и берется это среднее время. Кого-то он будет принимать в течение десяти минут, а кому-то потребуется полчаса. Введение регламента вовсе не означает, что через 15 минут терапевт выгонит пациента за дверь: мол, ваше время истекло.

– То есть вы считаете, что вопрос с регламентом времени на каждого пациента возник правильно?

– Да, конечно. А как же мы иначе рассчитаем нормативы труда? И еще раз вам спасибо за слова благодарности в адрес медиков…

– Здравствуйте! Я к вам вот по такому вопросу, Татьяна Юрьевна. Я – труженик тыла, живу в хуторе Яново-Грушевский Октябрьского района. Зовут меня Евдокия Александровна. В войну рыла окопы по дороге на Ростов, очень сильно промерзала. Морозы были страшные, а одежды – одни лохмотья. У меня сейчас больные ноги – лежу уже больше 10 лет, но не имею группы инвалидности…

– Уточните мне ваш домашний адрес, Евдокия Александровна, и я обязательно направлю к вам докторов из Октябрьской центральной районной больницы. Если у вас действительно, как вы говорите, есть основания для получения группы инвалидности, мы подготовим все документы, бюро медико-социальной экспертизы проведет освидетельствование у вас на дому и определится с вашей группой.

– Спасибо вам, Татьяна Юрьевна. Еще я хотела спросить: нельзя ли меня на какое-то время в больницу определить полечиться?..

– Давайте я попрошу главного врача Октябрьской ЦРБ, чтобы бригада специалистов, которые к вам подъедут, определила на месте: если есть необходимость и возможность госпитализировать вас для курса лечения, то мы обязательно это сделаем.

– Большое спасибо вам, дай бог вам здоровья!

– И вам здоровья!


Продолжение в №278, 284.