Ростовская десятиклассница и профессор медицинского университета придумали устройство, которое сможет помочь пациентам после операции на предстательной железе вернуться к нормальной жизни

Собственно, сам новый тип искусственного сфинктера, который не нарушает кровоснабжение уретры, изобрел доктор медицинских наук, профессор кафедры урологии Ростовского государственного медицинского университета Виктор Васильевич Красулин. 

Как-то, будучи в гостях у своих давних друзей, семьи Кожевниковых, профессор рассказал о своем изобретении. При этом упомянул, что нужно еще придумать блок управления устройством…

Маша Кожевникова, которая именно с медициной собирается связать свою жизнь, очень заинтересовалась идеей Виктора Васильевича. 

Маша – человек деятельный и разносторонний. Поет в хоре. Участвует в международных вокальных конкурсах. Президент школы. Волонтер. Состоит в клубе «Забота Ростова». То в роли Снегурочки поздравляет с Новым годом особых деток, то субботник организует. Естественно, отличница. А еще Маша – идеалистка, считает, что каждый должен приносить пользу другим людям, улучшать их жизнь.

«Что же можно придумать с этим блоком управления?» – мысли об устройстве профессора Красулина все не давали Маше покоя. И занялась этим вопросом всерьез. Свои научные изыскания школьница начала с тщательного изучения существующих аналогов подобных устройств. В основном делают их в Швейцарии и Америке. Маша обнаружила в них ряд недостатков. Так, у швейцарцев в блоке управления – металлическая пружина. При повреждении устройства она может даже попасть внутрь организма человека.

Блок управления, который в конце концов придумала Маша, состоит только из специального медицинского силикона, внутри – обычный физраствор. Устройство абсолютно безопасно, повредить его практически невозможно. И даже если вдруг случится невероятное, ни физраствор, ни медицинский силикон никакого вреда организму пациента не нанесут.

Работала Маша над этим проектом несколько месяцев. Под лабораторию приспособила стол в своей комнате, иногда приходилось занимать кухню. Камеру для дегазации соорудила из обычной эмалированной кастрюльки и вакуумного насоса. Сделала 7 опытных образцов. Когда наконец осталась довольна результатом, решила для выставочного образца раздобыть специальный, более дорогой и качественный материал. Связалась с компанией-производителем в Германии и попросила предоставить немного их продукции для своего научного проекта. Немцы не отказали молодому российскому ученому. Прислали материл по почте.

Кстати, работая над блоком управления, Маша попутно придумала новый способ склеивания силиконовых деталей медицинских изделий. Шов получается очень прочным, выдерживает даже воздействие кислот и щелочей. Потому возможность протечки и механического повреждения импланта исключается. Работу по новому способу склеивания Маша представила на прошедшей весенней сессии Научной конференции ДАНЮИ.

А проект по результатам совместной работы школьницы и профессора отправился на Всероссийский конкурс научно-инновационных проектов для старшеклассников компании «Сименс». Итог – второе место!

На вопрос, станет ли изобретение доступно обычным пациентам, Маша уверенно отвечает «да»:

– Хотя до этого далеко. Предстоит еще изготовление образца в лабораторных, беспылевых условиях, поиск наиболее технологичного способа производства, апробация, тесты, собственно внедрение. Но это вполне реально. Более того, это очень нужно. Наше устройство не только безопаснее и удобнее существующих сегодня аналогов, но и дешевле. Швейцарские и американские стоят 3,5–4 тысячи евро, плюс операция по установке. Себестоимость материалов необходимых для производства нашего устройства – 709 рублей. Я считала…

Хочется верить, что изобретение Виктора Васильевича Красулина и Маши Кожевниковой не останется только лишь опытным образцом и найдет свою дорогу к пациентам. Они его очень ждут. Только в Ростовской области ежемесячно 15–20 пациентам делают операции на предстательной железе.


P.S. Ничего удивительного в том, что Маша хочет связать свою жизнь с медициной, нет. В семье Кожевниковых много врачей. Хотя в свое время Машин дедушка, Александр Федорович Кожевников, рьяно возражал против поступления в медуниверситет собственного сына. Внучку, однако, в ее стремлении он поддерживает и очень гордится ее успехами. Впрочем, намерение Маши связать свою жизнь с медициной – вовсе не дань семейной традиции, а вполне осознанное решение зрелого человека, который хочет приносить пользу другим людям.