Где в этой фразе поставить запятую рядовому врачу, который каждый день рискует подхватить опасный вирус и заразить им близкого человека? 

Кристина РЯЗАНОВА ко всем неудобствам работы в противоэпидемическом «обмундировании» уже приспособилась. Необходимая мера: заболеть нельзя, работать будет некому.
Который уходит с работы в полночь? Который носит неудобную экипировку и сталкивается с хамством своих же пациентов? Врачи ставят запятую после слова «работать». Профессиональное сообщество своему выбору не изменяет и ежедневно спасает тысячи жизней. 

Ростовская городская поликлиника № 12 – одна из тех, что понесла наименьшие кадровые потери. За время пандемии только два врача оставили свое место, и то… для перехода в ковидный госпиталь. И там, и здесь работают на износ.

Здоровые медики берут на себя нагрузку заболевших коллег. Не жалуются и на любой вопрос отвечают: «Уже привыкли». Привыкли подвергать себя и семью опасности. Привыкли перерабатывать и без сил приходить домой. Привыкли носить давящее и натирающее обмундирование. Не привыкли только к одному — к грубому и циничному отношению людей.

«Нередко пациенты относятся к нам, как к обслуживающему персоналу. Хлопают дверью, необоснованно высказывают претензии, обвиняют в проблемах в медицине. Тогда возникает мысль все бросить», – говорит педиатр Татьяна ЖУРКИНА.
«Нередко пациенты относятся к нам, как к обслуживающему персоналу. Хлопают дверью, необоснованно высказывают претензии, обвиняют в проблемах в медицине. Тогда возникает мысль все бросить», – говорит педиатр Татьяна ЖУРКИНА. 

За 30 лет работы через ее руки прошли сотни детей. Многие из них, помня своего доктора, приводят на прием уже своих малышей. Значит, люди все-таки помнят добро. И этим добром уравновешивается негатив...

Так думала и одна из медсестер педиатрического отделения до того, как столкнулась с публичным унижением… Сеть гипермаркетов «Лента» объявила о скидках для медработников. Чтобы ими воспользоваться, нужно было пройти процедуру оформления и дальше на кассе объявлять о своем профессиональном статусе. Один раз очередь подняла шум: «За что скидка?», «Да вы же убийцы!» – и вдогонку полетели обвинения похуже. Стоит ли говорить, что теперь женщина не решается вслух назваться медиком. Однако работать продолжает – а кто вместо нее будет лечить тех критиков из толпы…

Главврач поликлиники Андрей БОЖКО и сам за свою многолетнюю практику не раз сталкивался с грубостью пациентов: «Всему виной – информационный фон. В СМИ и Интернете пишут только о плохом, часто нагнетая и искажая ситуацию для рейтингов. Хорошие новости, а они в здравоохранении есть, такой популярностью не пользуются. Поэтому люди приходят в больницу с заведомой уверенностью, что им откажут в приеме, будут хамить и ничем не помогут».
Главврач поликлиники Андрей БОЖКО и сам за свою многолетнюю практику не раз сталкивался с грубостью пациентов: «Всему виной – информационный фон. В СМИ и Интернете пишут только о плохом, часто нагнетая и искажая ситуацию для рейтингов. Хорошие новости, а они в здравоохранении есть, такой популярностью не пользуются. Поэтому люди приходят в больницу с заведомой уверенностью, что им откажут в приеме, будут хамить и ничем не помогут».

Обидные посты и комментарии читают о своих коллегах студенты-медики. Те, кого так сильно ждут сейчас в больницах, видят ненависть и презрение к врачам и здравоохранению в целом. Вот и зачем им идти туда, где работать опасно и неблагодарно?

Однако они находятся – молодые специалисты, которые с первых дней работы рвутся на передовую. Здесь, в поликлинике №12, особенно гордятся Кристиной РЯЗАНОВОЙ, ординатором второго года Ростовского государственного медицинского университета. Она уже больше месяца занимается коронавирусными пациентами. 

Мы перехватили молодого врача на пересменке водителей. Официальный рабочий день у Кристины к тому моменту уже два часа как закончился. Но посетить всех 16 сегодняшних пациентов она не успела. Могла ли врач перенести их на завтра или прибавить работы своему и без того загруженному коллеге? Да. Но Кристина так поступать не стала... 

«При устройстве на работу меня сразу предупредили – легко и спокойно не будет. Но я и тогда не боялась, и сейчас не боюсь. Это мой профиль. Я буду инфекционистом по специальности. Так что бороться с вирусом каждый день – мое настоящее и будущее», – гордится Кристина.

Чаще всего она работает в первую смену – с 8.00 до 14.00. Однако уйти вовремя ни разу так и не удалось. На одного доктора приходится не меньше 15 вызовов на дом. Нельзя и предположить, сколько времени на каждый из них уйдет – с одним пациентом врач справляется за 20 минут, а на другого уходит час. 

Встретить врача в таком костюме – теперь для ростовчан не в диковинку. Хотя прохожие с нескрываемым интересом следят, в дверь какого дома он зайдет...
Встретить врача в таком костюме – теперь для ростовчан не в диковинку. Хотя прохожие с нескрываемым интересом следят, в дверь какого дома он зайдет...

Работать с людьми Кристине нравится. Чего не скажешь о заполнении документов. На них иногда уходит времени больше, чем на вызовы. Нередки случаи, когда молодой врач возвращается домой поздним вечером.

За месяц работы она уже успела столкнуться с проблемными пациентами. Настойчиво и импульсивно они требовали личный номер для домашних консультаций, направление на мазок или компьютерную томографию. Приходилось долго и сдержанно объяснять – первое не положено из личных соображений, а второе второе выполняется по определенным показаниям. Ни на кого из этих людей Кристина зла не держит: «Они просто напуганы, у них паника. Столкнувшись с вирусом, понимаешь, что он реальный, что могут начаться осложнения. Отсюда и эмоции».

Но если таким эмоциям постоянно давать волю, даже самый стойкий доктор не выдержит и уйдет в другую сферу. Тогда кто нас будет лечить?..