Так уж получилось, что пенсионеры большую часть своей жизни прожили совсем в другой стране. И до сих пор многие из них не могут привыкнуть к  «рыночным» отношениям,  в корне изменившим общество.

Зато  когда неожиданно они встречают заботу и внимание, то напрочь теряют бдительность, так необходимую в наше время. Так случилось и с нашей читательницей Лилией Ивановной, попавшей впросак по доброй воле.

Вспоминая о том, как все произошло, Лилия Ивановна, человек здравомыслящий, признает:  «Виновата, конечно, сама. Но это было словно наваждение!». Исключительно приятный молодой человек, позвонивший в дверь накануне нового года, отрекомендовался  представителем Пенсионного фонда. Собрав четверых пенсионеров подъезда одного из домов Ростова, поведал им, что пришел для того, чтобы ознакомить их с изменениями в пенсионном законодательстве, что и сделал незамедлительно, вызвав умиление собравшихся. Далее он сообщил им о том, что собес выделил специально для их подъезда четыре  физиотерапевтических аппарата  производства фирмы «Невотон» — как раз по числу проживающих в подъезде  пенсионеров.  Аппарат показан при остеохондрозе и неврите, невралгиях и артрите, тонзиллите, бронхите, гипертонии и многих других недугах, так хорошо знакомых людям преклонного возраста. Молодой человек подчеркнул, что стоимость аппарата — 7 800 рублей, но пенсионерам-  льготникам его продают всего за 4 100 рублей. Лилия Ивановна пригласила его в квартиру, где после демонстрации аппарата, подписав все требуемые бумаги,  отдала деньги и стала владелицей прибора.

После ухода молодого человека пенсионерку охватили сомнения. Она позвонила в магазин «Медтехника» и выяснила, что там аналогичные  аппараты  продаются по цене чуть выше 1000 рублей. Расстроенная Лилия Ивановна стала подробно читать инструкцию  и выяснила, что применение аппарата вообще противопоказано ей по основному заболеванию. Чтобы понять, что деньги потрачены ею напрасно, понадобилось менее получаса.

Внимательно вчитываясь в документы, оставленные «сотрудником Пенсионного фонда», она обнаружила адрес торговой фирмы, продавшей аппарат. Оказалось, что располагалась она буквально в соседнем доме, куда  немедленно и направилась  Лилия Ивановна.

Но купить ненужный ей прибор оказалось легче, чем вернуть его. Прежде, чем обратиться в редакцию, отчаявшаяся женщина не раз побывала у продавцов. Для начала ей предложили написать  заявление о сдаче прибора. Затем — предоставить медицинскую справку о том, что ей противопоказано пользование аппаратом. Наконец, из фирмы ей пришло письмо, где со ссылками на закон «О защите прав потребителей» ей объяснили всю тщетность ее попыток вернуть свои деньги в обмен на аппарат.  Ведь покупала она его добровольно, в ее присутствии аппарат был проверен,  у нее были  время и возможность ознакомиться с противопоказаниями  в инструкции и задать вопросы продавцу.  И даже проконсультироваться с лечащим врачом — с покупкой ее никто не торопил. А кроме того, аппарат исправен и не имеет заводского дефекта — так о чем разговор?

На наш вопрос, почему же она не ознакомилась с инструкцией до того, как отдала деньги за аппарат, Лилия Ивановна честно отвечает:

«На меня словно что-то нашло. Во-первых, очень приятный и обходительный молодой человек, которому хотелось довериться. Я была уверена, что он из Пенсионного фонда, а государственная забота — это так трогает пожилых людей…  А во-вторых — льготная  цена, скидка для пенсионеров почти 50%! Когда такое предлагают, устоять сложно. А потом я очень плохо вижу, чтобы вот так, с ходу ознакомиться с инструкцией и найти там раздел о противопоказаниях»….

Мы связались по телефону с директором фирмы, распространяющей медицинские приборы таким оригинальным способом, и задали два вопроса.  На первый — вернут ли Лилии Ивановне деньги в обмен  на аппарат — ответ был однозначен: конечно, нет.  На второй — правда ли, что сотрудники фирмы представляются работниками Пенсионного фонда — ответ тоже был отрицательный. «Конечно, нет, — повторил мой собеседник. — То, что наши сотрудники рассказывают нашим потенциальным покупателям об изменениях в пенсионном законодательстве — мы не отрицаем, это наша добрая воля. Они просто распространяют стандартную информацию, этого  закон не запрещает. Но никогда не представляются сотрудниками Пенсионного фонда. А то, что жильцы неправильно истолковывают их слова, — не наша проблема. И про собес мы не говорим, хотя действительно иногда отпускаем аппарат по льготной цене — особенно пожилым людям». Тон собеседника был  напорист и убедителен.

Но главное так и осталось непонятным: зачем сотрудники фирмы добровольно берут на себя такое обременение — законодательно просвящать пенсионеров? Разве при продаже колбасы или булки хлеба продавцы знакомят покупателей  с изменениями в законодательстве? Или это какое-то психологическое ноу-хау, облегчающее контакт с потенциальными покупателями? Внятного объяснения мы так и не добились.

Как бы там ни было, Лилия Ивановна, умилившись мнимой «заботой государства», стала владелицей хоть и исправного, но совершенно не нужного ей прибора. А и без того тощий  кошелек пенсионерки облегчился на несколько тысяч.

«А если бы этот молодой человек просто ходил по квартирам,  продавая аппараты, Вы бы доверились ему точно так же?» — спросили мы  у нашей читательницы. «Конечно, нет, — без раздумий ответила Лилия Ивановна. — Мало ли кто может ходить и предлагать товары по квартирам! Таким и дверь страшно открывать…»

Выходит, упоминание о Пенсионном фонде стало чем-то вроде пароля, который притупил бдительность пожилого человека. Так что, если завтра в вашу дверь позвонят, чтобы ознакомить с изменениями в пенсионном законодательстве, знайте, что это — только прелюдия к главному действию. Психологически оно выстроено безупречно, учтены все человеческие слабости. Вас это  может привести  к обидной ошибке.