Повышение цены за проезд в ростовских маршрутных такси — дело уже решенное. Сейчас лишь обсуждается конечная цифра: будет ли это 20 рублей за проезд, как настаивают городские чиновники, или же 27-28, как требуют руководители транспортных фирм.

Но повысится ли с ценой качество этой общественной услуги? Сейчас оно оставляет желать лучшего: кроме постоянных нарушений графика движения и несоблюдения требований по наполняемости пассажирами машины, сама поездка может оказаться просто опасной для пассажира!

У «маршруток» есть свое преимущество — маневренность, удобство, но главное — скорость. Но это достоинство разом меркнет, если вспомнить, сколько дорожно-транспортных происшествий связано с «маршрутками».

9 сентября в 9.05 по улице Зорге, 54 (остановка «Кустанайская»), из салона такси «форд», следующего по маршруту №23, выпала пассажирка. Девушка была доставлена в БСМП-2 с сильными ушибами затылочной  области.

По словам очевидцев, это произошло по двум причинам. Во-первых, «маршрутка» была  забита «до отказа». Во-вторых, водитель не успел вовремя закрыть дверь, и из-за возникшей «давки» пассажирка вылетела на обочину дороги. Водитель скрылся с места происшествия.

По словам свидетеля происшествия, пассажиры заходили в подъехавшую «маршрутку», Екатерина была последней. Водитель не дождался, пока она зайдет, резко двинулся с места. Девушка оказалась на  обочине. Водитель подождал, пока девушку вытащат практически из-под колес, и продолжил свой путь.

— Уже на днях сотрудники гос­инспекции вынесут вердикт, — рассказал генеральный директор транспортной компании «Автолидер», к которой относится данный маршрут, В. Г. Обоев. — Водитель работает уже давно у  нас, никаких нареканий от пассажиров по поводу его работы не было. Если же все-таки выяснится, что он виновен, мы будем вынуждены его уволить.

Почему возникла «давка» в «маршрутке» — покажет следствие. А пока пассажиры продолжают получать травмы. 15 сентября на перекрестке ул. Зорге и Стачки пассажирка выпала из «маршрутки», отделавшись небольшими ушибами. От медицинской помощи отказалась.

20 сентября в БСМП-2 поступила гражданка Харсеева Л.А. с телесными повреждениями. По словам женщины, она получила повреждения во время торможения микроавтобуса. Водитель «маршрутки» скрылся с места происшествия.

4 октября в дежурную часть ПДПС поступило сообщение из приемной ЦГБ-1. Туда обратилась женщина пожилого возраста с телесными повреждениями, которые она получила также в результате падения в салоне микроавтобуса на улице Королева…

Весной этого года студентка одного из вузов, выходя из маршрутного такси, зацепилась каблуком за ступеньку. Выпала на асфальт. Но нога вместе с каблуком застряла в ступеньке. Девушка пыталась освободиться, кричала, но водитель — единственный, кто мог ее услышать (в этот момент «маршрутка» была уже пуста), разговаривал по телефону.

Не заметив произошедшего, он резко тронулся с места. И в этот момент пассажирка из последних сил дернула ногу, оставив кусок каблука в ступеньке. Тем самым она спасла себе жизнь, отделавшись лишь синяками и ушибами.

Заявление в милицию подавать на нерадивого водителя она отказалась. По словам девушки, это пустая трата времени и сил. С одной стороны, вроде как сама виновата. С другой — техническое состояние нынешних «маршруток» оставляет желать лучшего. Продавленные и сломанные кресла, отсутствие открываемых окон, да  те же ступеньки, где постоянно застревает обувь.

Пока готовился этот материал, нашлась Екатерина Афанасьева, пострадавшая в ДТП на «Кустанайской».

— Во время посадки пассажиров водитель резко тронулся с места, дверь осталась открытой. И я не удержалась на месте, так как «маршрутка» была «забита», — вспоминает она ту страшную ситуацию. — Выпала. Люди, стоявшие на  остановке, помогли. Посадили  на лавочку, вызвали «скорую». Уже в БСМП-2, после всех анализов и проверок, врачи поставили диагноз — сильный ушиб затылочной области головы. В больницу приезжали представители этой компании. Предлагали все решить «полюбовно». Предлагали «взятку». Но я отказалась. Пусть все решится  законным путем.

После происшествия девушка в течение месяца находилась на амбулаторном лечении. И только недавно вышла  на работу. Но лечение еще не закончилось, сильные головные боли не проходят.

От сотрудников ГАИ, которые занимаются Катиным делом, новостей нет.

— Уже в течение нескольких дней пытаюсь туда дозвониться. Но капитан Александр Карпов, который занимается моим делом, трубку не берет (как позже выяснилось, он внезапно ушел в отпуск, дело передали другому сотруднику, а известить девушку об этом не сочли нужным — О.И.), — горюет Екатерина. — Неужели все так оставят?

В каждом микроавтобусе висит листовка с «Правилами перевозки пассажиров в автобусах особо малой и малой вместимости в  режиме маршрутного такси», которые входят во «Временные правила перевозки пассажиров и багажа автомобильным транспортом в РФ», утвержденные еще в 1997 году зам.министра транспорта. Условия проезда, пункт 168: «В автобусах особо малой и малой вместимости городских, пригородских и междугородных маршрутов перевозчик обязан предоставить пассажирам места для сидения. Проезд пассажиров сверх количества мест для сидения запрещается».

Для кого висит памятка в микроавтобусе — водителей или пассажиров, — остается загадкой.

Олеся Игнатенко Студентка ЮФУ

p.s. Материал уже был готов, когда мы связались с Екатериной, чтобы узнать, как идет расследование. Оказывается, на днях ей было выдано постановление о закрытии дела об административном нарушении. В этом документе поясняется, что  «ввиду противоречивых данных не представляется возможным» определить степень вины водителя. Оказывается, внезапно, почти через два месяца после ДТП, появились два свидетеля, которые полностью подтвердили слова водителя «маршрутки». А у Екатерины — всего один свидетель, которого почему-то и не опрашивали вовсе. В резулятивной части постановления упоминаются результаты медицинской экспертизы, которую необходимо приложить к документации. Этот документ девушка ждет с особым нетерпением: документ два месяца добирался от ростовских врачей к ростовским сотрудникам ГАИ и до последнего момента считался еще неготовым. Но к моменту закрытия расследования внезапно появился, правда, с ошибками в данных пострадавшей. Сколько будет исправляться эта случайная ошибка и сможет ли Екатерина приложить заключение к опротестованию постановления в десятидневный срок, — неизвестно.