Фотожурналист Юрий Гармаш скончался внезапно, зайдя в кафе со своим знакомым. Туда примчался его сын. Вызвали «скорую помощь», она констатировала смерть. Стали ждать милицию. Должна была приехать и спецмашина–«труповозка», чтобы доставить мертвого в бюро судмедэкспертизы на вскрытие. Так полагается в случаях внезапной смерти на улице. Андрея, сына Юрия Григорьевича, сразу предупредили, что ждать, скорее всего, придется долго…

— И тут в кафе заходит молодой человек, направляется прямиком к Андрею, представляется сотрудником центра похоронного обслуживания населения и предлагает помощь, — рассказывает Павел Григорьевич Гармаш, брат умершего. — Показывает прайс-лист, говорит, что все хлопоты фирма готова взять на себя, начиная от документов и заканчивая организацией погребения. Говорит, говорит, говорит… Андрей — в крайне подавленном состоянии, растерян… Словом, он на все согласился. И подписал бумагу, из которой следовало, что в течение месяца ему надо будет выплатить похоронному центру 34 с лишним тысячи рублей (хотя для него это — огромная сумма, таких денег у него нет). С помощью других подоспевших молодых людей покойника погрузили в подъехавшую «Газель» (оказалось, это транспорт центра похоронного обслуживания) и повезли в морг…

Когда родственники сообщили печальную весть в Союз журналистов, членом которого был Юрий Гармаш, коллеги решили помочь в организации похорон.

Вот тут-то выяснилось, что неизвестная фирма-благодетельница активно участвует в процессе. Союзу журналистов, к сожалению, не раз приходилось участвовать в скорбных церемониях. Расценки и алгоритм действий известны. Поэтому всех поразили суммы, в которые похоронный центр оценил свои услуги. И скорость, с которой он действовал. Вечером в воскресенье человек умирает, а утром в понедельник УЖЕ ВСЕ ЗАКАЗАНО! И даже оплачено за счет фирмы! Именно так отвечали родственникам на их робкие попытки отказаться от услуг.

Начинаем разбираться. Беседа с неким Артуром, сотрудником центра, ясности не вносит.

— Вы понимаете, это выходные были. Там в морге очередь. Надо платить за срочное вскрытие… И за бальзамирование…За справки мы тоже платили…

— За какие справки?!

— За свидетельство о смерти…

— Так, ясно, мы хотим отказаться от ваших услуг…

И вот тут началось самое интересное. Выяснилось, что всю сумму — 34 тысячи рублей — требовать с родственников не будут. Отдайте 19 тысяч 200 рублей — и фирма умывает руки. Как?! А так. Хотите спасти свои деньги — пожалуйста. Можете купить гроб, венки, одежду для покойника сами, не прибегая к услугам центра похоронного обслуживания. Только доставлять все это в морг будете тоже сами.

Представив себе эту процедуру, родственники вынуждены были согласиться и дальше подвергаться заботам благодетелей…

— Я помню тот заказ, — говорит И. Стецкая, и.о. начальника бюро похоронного обслуживания (на Соколова, 34) — муниципального унитарного предприятия специализированных коммунальных услуг, через которое осуществляются все погребения на городских кладбищах. — Агентом того частного центра у нас были оформлены рейс катафалка, копка могилы, эмалированная табличка, завоз в церковь, все вместе — на 10800 рублей. Остальное взято частниками за их услуги. Конечно, если бы семья сама все заказывала, обошлось бы дешевле. А если бы еще и провели похороны по социальной программе, то заплатили бы всего в пределах 5 тысяч. Но большинство даже и не знает о такой возможности. Этим и пользуются частные похоронные фирмы, начинающие активно обрабатывать убитых горем родственников. Те чаще всего поддаются. А бывает — и нет. Недавно у нас оформляли похороны две женщины с Западного. Рассказали: только-только умерла их родственница, как к ним явились представители похоронного центра, стали предлагать свои услуги, оформление документов и т.д. Но женщины заявили: «Мы сами получим справку о смерти в поликлинике». И захлопнули перед ними дверь.

…Однако какова скорость «оповещения» и реагирования на скорбное событие! Вот это, наверное, самый интересный вопрос: ОТКУДА столь быстрая утечка информации?

ЕСЛИ В СЛУЧАЕ с отцом Андрея быстрый приезд частников-«похоронщиков» более-менее оправдан (лежащий в людном месте труп, долгое ожидание «официальной» труповозки — мука для родственников. — Л.К.), то в другой ситуации, о которой рассказала корреспонденту «НВ» жительница Советского района Ростова Н.Терновая, молниеносность их реакции — загадка на загадке. 

…82-летняя тетушка Натальи Анатольевны умерла ночью. Вызванная «скорая» зафиксировала смерть. Поскольку бабушка наблюдалась в поликлинике по месту жительства, там имелась ее история болезни, у нее бывал участковый врач, то с получением справки о смерти проблем бы не было. Племяннице достаточно было бы прийти утром в поликлинику и получить справку там. Наталья Анатольевна так и собиралась поступить. Но — не получилось. Приехавший среди ночи на подмогу сын зачем-то позвонил в милицию.

Необходимости в этом, подчеркнем, не было никакой.

— Одно дело, если, скажем, родственники приходят и видят, что молодой парень в петле висит: тут — ясно, нужна судебно-медицинская экспертиза, — приводит пример О. Копаев, руководитель Западного филиала похоронного бюро МУП специализированных коммунальных услуг. — А совсем другое — если умер пожилой человек, давно болевший, наблюдавшийся по месту жительства, имевший историю болезни: беспрепятственно выдадут справку о смерти.

Понятно? Подчеркнем еще раз: милицию следует вызывать, если, простите за сленг, «труп — криминальный»; в случае совершения преступления и при подозрении на него; или если человек внезапно скончался на улице (тут тоже надо исключить злой умысел — отравление, например); или если внезапно умерший человек до этого ничем не болел, в лечебное учреждение по месту жительства не обращался.

…С тетушкой Натальи Анатольевны — прямо противоположная ситуация, но коль звонок в милицию поступил, родственники стали ждать прибытия правоохранителей. А тем временем обмыли тело, обрядили бабушку, зажгли свечи, все как положено.

И тут — стук в дверь. Наталья Анатольевна решила: послышалось, не пошла открывать. Но следом — звонок в домофон. «Кто?» — «Труповозка». — «Зачем? Никто вас не вызывал». — «А что, милиции еще не было? Ничего, мы рядом подождем»…

Опустим подробности, скажем только, что это была машина все того же центра похоронного обслуживания населения, опередившая милицию.

Прибывшие стражи порядка взглянули на умершую бабушку, написали протокол и отбыли, оставив, несмотря на возражения хозяйки, наряд на судебно-медицинскую экспертизу. После их отъезда — опять звонок в дверь. Открыли. На пороге — двое мужчин, один из них, как выяснилось, уже знакомый нам Артур, агент центра похоронного обслуживания. Начались уговоры…

— На слова сына, что через морг хоронить не хотим, эти двое заявили: «А что, мы зря сюда ехали?!» — продолжает Наталья Анатольевна.

На часах — начало пятого утра, она измучилась, все время плакала. И… дала себя уговорить. Посланец похоронной фирмы развернул огромный лист, стал что-то подсчитывать, объявил цифру: 22500 рублей.

— За что?! — от удивления у нее слезы сами собой высохли. — Я вообще-то собиралась хоронить тетю по социальной программе, потому что она была инвалидом первой группы, а у меня — вторая….

Но умелец Артур и тут смог настоять на своем. Решающим аргументом стало то, что покойницу повезут в морг 20-й больницы (она неподалеку от дома Н. Терновой). «Оттуда и похороним», — решила она. Насторожило, правда, что Артур еще раз настойчиво напомнил ей о необходимости взять справку в поликлинике… 

Утром, переосмыслив ночные события и созвонившись кое с кем из знакомых, Наталья Анатольевна решила отказаться от услуг фирмы-благодетельницы. А для начала позвонила в морг 20-й больницы. Но там умершей тетушки не оказалось. Набрала номер Артура: «Где?!» Тот сообщил: ошибка, мол, вышла — в 7-й больнице тело тетушки. «А почему вы с меня требуете справку о смерти из поликлиники? — стала наконец допытываться Н. Терновая. — Если забрали тело в морг, то его там, как все знают, должны анатомировать и оттуда выдать нам справку…»

— На том конце повисла пауза, после чего мне было заявлено: «В таком случае можете приезжать и забирать свою бабушку!». И отключился! — вспоминает Наталья Анатольевна. — Я была в шоке.

К поискам пропавшего трупа подключились сотрудники МУП специализированных коммунальных услуг: О. Копаев, М. Драчев. Олег Владимирович позвонил все тому же Артуру и услышал третий вариант ответа: дескать, покойница отвезена в БСМП-2 (то есть в находящееся на территории больницы облбюро судебно-медицинской экспертизы). Связались с облбюро. Увы, тела умершей там тоже не оказалось. Лишь после повторного звонка в 12.20 услышали: «Вот только-только привезен труп старушки…» Где же находилось мертвое тело с 4.30 и 12.20, задается вопросом О. Копаев. Нет ответа…

— ПОСКОЛЬКУ все частные похоронные фирмы оформляют похороны через МУП специализированных коммунальных услуг (катафалк, земля и т.д.), то они, по сути, ПЕРЕКУПАЮТ эти муповские услуги, делая при этом немыслимые накрутки, — говорит О. Копаев. — Когда они убеждают, что «у них дешевле», этому нельзя верить, поскольку их цены — вторичные, разбухшие от накруток. В этот свой круговорот они вовлекают другие структуры: кто-то же снабжает их информацией. Кто? Медики? Милиция? Выдаются домашние адреса, что вообще недопустимо. Да и профессионализм напористых деятелей оставляет желать лучшего. Был в этой похоронной фирме (она потом сменила название после публикации в одной местной газете) случай, когда по дороге рассыпался плохо сколоченный гроб с лежащим в нем покойником, тело выпало наземь… Или другой пример: хоронили человека крупной комплекции, заказывался особый гроб. Но он был сварганен так неумело, что его не могли занести в катафалк. А когда все-таки довезли до кладбища, оказалось: не помещается в вырытую могилу — пришлось докапывать прямо во время похорон. Представляете состояние родственников? Однако нередко те, кто пострадал от недобросовестных «похоронщиков», хотят поскорее обо всем забыть и не пишут никуда ни заявлений, ни жалоб, оправдываясь: «Пусть это останется на их совести». Зря! С собственной совестью у этих господ конфликтов не бывает.

И еще вопрос: это нормально — то, что в облбюро судмедэкспертизы приезжает не официальная «труповозка», а, по сути, частная машина (принадлежность частной похоронной фирмы) с находящимся там покойником, а с ней работают так же, как с легитимным спецтранспортом? Тут все формальности соблюдены? Не требуется хотя бы заключения договора с облбюро судмедэкспертизы? Или можно вот так «по-свойски», по-кустарному?

К СОЖАЛЕНИЮ, лицензирование в сфере ритуальных услуг отменено, сказал мне М. Лев, руководитель муниципального унитарного  предприятия специализированных коммунальных услуг. Поэтому порой и происходит то, что происходит. Погоня частных похоронных фирм за клиентами приводит к тому, что обязательные, казалось бы, в такой работе щепетильность, тактичность, адекватность (скажем так) назначаемых цен оказываются «за скобками». Рынок, одним словом, не до сантиментов.

Но тут уж самим клиентам решать, что важнее. Откликаться или нет на принятое теперь и в похоронной сфере обещание: «Любой каприз — за ваши деньги». Или все же следует скрупулезно анализировать предлагаемое, «включать мозги», логику, не поддаваться эмоциям, знать свои права. 

Поэтому на  всякий случай предупреждаем: приезд официальной «труповозки» по вызову милиции — бесплатный; хранение тела в морге, вскрытие по направлению милиции — тоже; так же, как и получение справки о смерти в поликлинике, в которой умерший регулярно наблюдался: платить за нее не нужно. Как говорится, почувствуйте разницу. И возьмите на заметку.