Не вовремя сделанный ремонт дорогого стоит. Два года назад жительница Волгодонска Светлана К. купила автомобиль Chevrolet AVE0 в местной фирме «ЮгАвтоПром». Так получилось, что ровно через год после покупки в машине сломалась коробка передач.  Автомобиль Светлана отвезла в проводившую гарантийное обслуживание этой марки фирму «Авангард» в Ростове.

По договору купли­продажи устранить недостатки в гарантийный период должны были за двадцать дней. 7 июня 2010 года машину приняли, а 27­го… не вернули, пояснив по телефону, что нет запчастей. Через месяц, так и не дождавшись окончания подзатянувшегося ремонта, Светлана обратилась за помощью к юристам Федерации обществ потребителей Юга России.

Специалисты подсказали: по закону отсутствие необходимых для устранения неполадки запчастей не освобождает от ответственности за нарушение сроков ремонта. Если же ремонт проводится необоснованно долго — это нарушение договора купли­продажи, который Светлана подписала с «ЮгАвтоПромом» при покупке машины: поломка автомобиля во время гарантийного срока — недостаток товара, который продавец обязан своевременно исправить.

Из нескольких вариантов дальнейшего развития событий, предусмотренных ФЗ «О защите прав потребителей», женщина выбрала разрыв договорных отношений с фирмой: с помощью юристов она написала в «ЮгАвтоПром» заявление с требованием вернуть ей деньги за машину и выплатить неустойку.

— По условиям договора гарантийные обязательства, связанные с эксплуатацией автомобиля, осуществляются ООО «Авангард», — ответили Светлане представители продавца. — К ним и предъявляйте претензии, мы все свои обязательства выполнили.

То же самое они повторили и на судебном заседании по иску Светланы к фирме. Мало того, юристы «ЮгАвтоПрома» предоставили суду телефонограмму от «Авангарда», в которой сообщалось: автомобиль Светланы был отремонтирован в день окончания установленного договором срока — 27 июня, однако по неизвестной причине покупательница машину до сих пор так и не забрала.

Так что же получается: Светлана — потребительский экстремист, решившая через год эксплуатации машины просто сдать ее обратно, да еще и солидную неустойку получить?!

Юристам Федерации обществ потребителей удалось доказать обратное. Хотя бы потому, что при заключении акта приемки автомобиля в мастерской «Авангарда» был определен способ согласования проведения работ и сроков — по сотовому телефону. А если машина к концу июня была уже готова, так о чем тогда весь июль и август Светлана беседовала с мастерами «Авангарда», как это видно из предоставленной сотовым оператором распечатки? И уж тем более зачем сотрудникам «Авангарда» в этом случае отправлять истице 11 сентября (уже после ее обращения в суд) сообщение о завершении ремонта и возможности забрать автомобиль?

Еще один из аргументов представителей «ЮгАвтоПром»: автомобиль им не вернули, значит, и деньги они отдавать не будут. Но на момент подачи иска в суд машина Светланы все еще была не на ходу, а перевозить машину из Ростова в Волгодонск — затратно. Но она и не обязана была этого делать — по закону товар с недостатками возвращается по требованию продавца (а никаких ответов от фирмы до начала судебного процесса Светлана так и не дождалась) и, что главное, за счет продавца.

Уже в следующей судебной инстанции юристы «ЮгАвтоПрома» поменяли тактику и начали открещиваться уже от… договора купли­продажи между фирмой и покупательницей. Дело в том, что в материалах суда таких договоров оказалось два: один датирован 8 июня 2009 года, другой — 9 июня. В первом договоре описан и способ гарантийного обслуживания, и сроки выполнения ремонта, и собственно сам исполнитель этого обслуживания — «Авангард». Но в нем не было идентификационных сведений об автомобиле — в тот момент машина была еще в пути в Волгодонск. На следующий день, когда товар был доставлен, «ЮгАвтоПром» и Светлана заключили еще один договор: со всеми данными о товаре, но… без какого­либо упоминания о гарантийных обязательствах продавца и об «Авангарде» как исполнителе гарантийного обслуживания.

К сожалению, такие «двойные» договора — не редкость в автоторговле. Подчас один из них составляется с соблюдением всех требований российского законодательства, а другой — в интересах и для подстраховки продавца. Поэтому суд посчитал: первый договор не ущемляет ничьих прав и составлен в соответствии с ГК РФ. А заключенный на следующий день — лишь дополнение к уже подписанному соглашению. Вопрос с полномочиями «Авангарда» тоже был решен с помощью статуса фирмы — это официальный представитель Chevrolet в Ростовской области. Потом фирма­продавец может предъявить к ней свои претензии по некачественному гарантийному обслуживанию, но Светлану разборки двух фирм уже не касаются — перед ней за качество товара и соблюдение пунктов договора обязан отвечать именно продавец.

Волгодонский районный суд постановил: требования Светланы удовлетворить. В итоге «ЮгАвтоПром» обязали вернуть Светлане уплаченные за машину 380 тысяч рублей. Почти столько же — в качестве неустойки за бесплодные ожидания покупательницы (по закону  за день просрочки начисляется процент от стоимости товара, а ремонт затянулся на 92 дня) плюс еще 30 тысяч — в качестве морального ущерба. Отдельно продавец наказан за то, что довел ситуацию до судебного разбирательства и не захотел разрешить спор в добровольном порядке: в пользу государства и взявшейся за защиту прав покупательницы «Федерации обществ потребителей Юга России» на «Юг АвтоПром» наложили штраф в половину всей присужденной судом суммы – 380664 рубля.

Вместе с госпошлиной и возмещением Светлане оплаты за юридические услуги общие потери фирмы составили три (!) новеньких Chevrolet AVE0. Судебная коллегия по гражданским делам ростовского областного суда после кассации оставил это решение без изменения.