У одного соседа было 524 квадратных метра земли, у другого — 379. У них возник спор из-за 9 квадратных метров. Вопрос: кому по праву должны принадлежать эти 9 квадратных метров?

У Галины Хлебовой (имена и фамилии изменены) на этом участке жили еще родители. Потом землю разделили между двумя сестрами, и Галине досталась ровно половина — 524 квадратных метра. Таким образом у Галины с одной стороны (по длине всего участка) в соседях оказалась сестра, с другой стороны – остались прежние двое соседей. С ними Хлебова и ее семья были знакомы десятилетия. Отношения складывались добрые, почти родственные. Но время идет. Люди уходят и приходят. Одна из соседок Хлебовой выходит замуж за Ивана Дрыкина.

Иван сразу же стал благоустраивать двор. Решил сделать отмостку возле дома, ограничив ее бордюром. Получалось: бордюр несколько напирал на разделявшую дворы сетку. Сетка оттягивалась в сторону двора Хлебовой. «Так не должно быть, это наш двор», — заметила Галина. Но Иван вызвал землемеров и те установили: длина и ширина участка, на котором теперь хозяйничал Дрыкин, меньше тех, что заявлены в документах на этот двор. Значит, «отхватив» полоску земли, он фактически оказывался прав? Однако тогда получалось, что на эту же полоску становился меньше участок Хлебовой, а на каких собственно основаниях так должно было происходить? Дрыкин уверяет, что на основаниях весьма даже законных. Мол, когда-то отец Хлебовой «прихватил» часть соседского участка (ныне участка Дрыкина). А теперь якобы это стало ясно. Более того, землемеры выявили, что и другие соседи, граничащие с Дрыкиным, также немного должны ему земли: по 10 – 20 см. Выходило, что, по крайней мере, три человека задолжали Дрыкину земли, в частности Хлебова —  9 квадратных метров. Как так?

На самом деле, когда в начале 2000-х стали межевать участки, соседям пояснили, что границы их владений будут проходить по существующим на тот момент заборам. Участки промежевали, но с погрешностями. Фактически они были изначально прямоугольными. Такими же они изображались и в документах 70-х годов. Новые документы превратили прямоугольники в несколько неправильные фигуры. Тогда на это никто не обратил внимания. Но получилось, что размеры участков (по бумагам) не соответствуют фактическим границам (по заборам).

Сегодня двор Дрыкина несколько подвинул забор Хлебовой. Это легко определить по соотношению газовых труб, что проходят почти по границе участков. Но если раньше они были со стороны Хлебовой, то теперь постепенно они «утопают» во дворе Дрыкина. Может,  по идее, Дрыкин претендовать и на часть соседских туалета и сарая.

Кто прав в этой ситуации? Хлебова подала на своего соседа в суд, требуя если не восстановления границ согласно документам 1973 года, то, по крайней мере,  чтобы он дальше не выдвигался.  Дрыкин же считает, что пара–тройка сантиметров ему еще положены. Галина допускает: возможно, действительно, размеры, заявленные в документах, несколько не соответствуют фактическим границам. Тогда участок Дрыкина оказывается меньше, чем должен быть. Но, если он увеличит его за счет соседей, за счет кого тогда должны увеличивать они свою площадь? За счет других соседей или муниципальной земли? И главное: спорные квадратные метры затрагивают постройки, сделанные десятилетия назад.

Очевидно, что правых в этой истории можно будет определить, исходя из решения суда. Суд, разумеется, будет опираться на закон. Закон суров и сух. Отношения между людьми не могут быть такими же сухими. Даже деловое взаимодействие предполагает некоторую мягкость, лояльность друг другу, что уж говорить про соседей, которые, как известно, иногда нам ближе родственников. «Не выбирай дом — выбирай соседей», — говорит пословица. В случае с разделом 9 квадратных метров о народной мудрости позабыли…