Что делать, если по какой-то причине сосед отбойным молотком разбивает несущую стену вашего дома? Обращаться в полицию? Полноте, здесь вам не помогут. По крайней мере, получить защиту в таганрогской полиции у нашей читательницы Ольги Г. не получилось. Мало того, в итоге она сама оказалась подследственной.Что делать, если по какой-то причине сосед отбойным молотком разбивает несущую стену вашего дома? Обращаться в полицию? Полноте, здесь вам не помогут. По крайней мере, получить защиту в таганрогской полиции у нашей читательницы Ольги Г. не получилось. Мало того, в итоге она сама оказалась подследственной.

Так сейчас выглядит Гоголевский бульвар

Рассказывая подробности этой ситуации, Ольга то и дело вздыхала: «И вы мне не верите. Мне никто не верит…» и предлагала посмотреть очередную пачку документов, подтверждающих ее слова. Картина, действительно, вырисовывалась абсурдной.

Еще в начале этого года в Гоголевском переулке, в самом центре Таганрога, спокойно соседствовали  четыре магазинчика. Тремя из них — «Юг-золото», магазин одежды Concept club и «Стройматериалы» владеет Игорь Ж. Еще один  магазин радиоэлектроники Neovi принадлежит нашей читательнице и ее мужу.

По словам Ольги, отношения у двух ИП всегда были добрососедскими, но ровно до того момента, когда владелец магазинов вдруг решил перестроить один из них, как раз плотно прилегающий к зданию соседей. В середине марта, закончив демонтаж стены здания, нанятые им строители принялись постепенно разбирать и находящуюся рядом стену магазина Ольги.

… Вот на этом месте, признаться, мы долго отказывались поверить в происходящее. Может, стена у магазинов была все-таки общая? Нет, на старых фотографиях четко видно: у каждого из зданий она своя, между ними был общий ливневой сток как разграничитель территории — как-либо «ошибиться» строители не могли. Какая-то кадастровая путаница? Опять нет, оба участка имеют документально зафиксированные границы, причем очерченные по несущим стенам зданий.


BAM_5975.gif

Мы лезем на крышу радиомагазинчика и видим: если первые несколько метров от фронтона здания просто идут вплотную, то потом новострой вгрызается в стену здания Ольги сначала на 20 сантиметров – дополнительный слой газоблока, а потом и еще на один блок. Далее стены идут ровно, но крыша новостроя начинает в нарушение всевозможных строительных и пожарных правил нависать над соседским домом.

Стены рушат? Идите в суд

Зачем все это?! По какому праву?

—  Я так и не получила вразумительного ответа, чуть не плачет Ольга. Просто в один «прекрасный» день я услышала, что стены магазина дрожат – и выскочила наружу. Оказывается, мне разбивали цоколь. Вызвала полицию: наряд приехал, посмотрел и сообщил, что это вне их компетенции. Среди бела дня разрушали стену моего собственного здания, а мне посоветовали обратиться по этому вопросу в суд!

Так работали строители всю весну. Пытаясь их остановить, Ольга вызывала наряд полиции чуть ли не ежедневно. Но, судя по ответам из полиции, систематическое разрушение здания Ольги  это гражданский спор: «Умышленное повреждение имущества ничем не подтверждается, также ничем не подтверждается значительность причинённого ущерба» аргументировали сотрудники полиции, очередной раз отказывая в возбуждении уголовного дела.

Насколько «незначительными» оказались нанесенные повреждения, в середине мая определила независимая техническая экспертиза. Заключение экспертов полностью подтверждает слова Ольги: разрушена часть стены, отмостки, фундамента и крыши от здания будто откусили бок. Эксперты зафиксировали трещины и дребезжание  плитки внутри ее магазинчика и отметили фактическое изменение границ: «золотой» сосед  присвоил около 20 метров земли Ольги.

По оценке экспертов, оставшаяся кладка стены в ½ кирпича уже не соответствует строительным требованиям по прочности, зимой она может просто не выдержать заваленной снегом крыши и завалится на голову  покупателям.

Как допустили?

Разрешающие строительство документы появились лишь через полмесяца после начала стройки. В них происходящее названо «реконструкцией».  Позже  выяснилось: документы выдали  лишь на основании пояснительной записки без описания  каких-либо технических  условий запланированных работ. В том числе не обозначили и красную линию, хотя в этой части Таганрога запрещено изменять уже установленные изначально границы, особенно на тротуаре. Но на исторический бульвар новодел навалился так же, как и на домик Ольги. Не разобраться и с этажностью здания: по разным документам оно то двухэтажное, то одноэтажное с мансардой, хотя сама мансарда располагается и вовсе над другими зданиями по соседнему адресу…

Еще весной в адрес мэра Таганрога из министерства строительства РО было направлено предписание об устранении допущенных нарушений. Ну и что? Ничего! Только после иска Ольги в Ростовский арбитражный суд 30 мая действие разрешения на реконструкцию приостановили, тем самым запрещая Игорю Ж. осуществлять любые строительные действия.

Но строительство продолжалось. Коробка нового магазина, стоящая одним краем на земле Ольги, а другим на исторически охраняемом бульваре, поднялась в рекордные сроки.

Единственное, чего Ольга смогла добиться за все лето:  заменить через суд одну обеспечительную меру на другую. Дом возведен, но вот как-либо зарегистрировать его сосед уже не может: теперь  таганрогской администрации и управлению Росреестра запрещено осуществлять любые действия по вводу в эксплуатацию спорного объекта.

На данный момент окончательного решения об отзыве разрешительной документации и признании нового здания самозастроем в ростовском арбитражном суде так и не принято: назначена очередная экспертиза, которую в момент подготовки данного материала только собираются проводить…

Кого назначили крайним

Выдавшие подозрительные документы чиновники и специалисты Госстройнадзора, полицейские и «не заметившие» продолжения стройки судебные приставы, сам хозяин «Юг-золота» — никто из них в этой ситуации виноватым так и не был назван. Вместо этого уголовное дело возбудили… на саму Ольгу! Спустя несколько дней  после того  как она подала иск в ростовский арбитражный суд, ее обвинили в угрозах жизни сына Игоря Ж.  Романа.

 Оказывается, в один из злополучных дней, когда под фундамент магазинчика Ольги вбивали сваи, выскочившая на шум женщина не только пыталась до очередного приезда полиции остановить стройку и  засыпать лопатой уже сделанные ямы, но и замахивалась этой самой лопатой на соседского сына, угрожая пришибить. Как позже зафиксируют: «Данную угрозу Роман Ж. воспринял реально и боялся ее осуществления».

 Две недели Роман боялся, а потом, когда стало известно об иске в Арбитражный суд, все-таки обратился в полицию. В отличие от заявлений Ольги,  на это обращение таганрогские полицейские отреагировали оперативно и возбудили уголовное дело. Правда, сначала, опросив одного из свидетелей – строителя, находившегося в тот день на площадке, дело закрыли. Но после вмешательства прокуратуры открыли снова. По стечению обстоятельств, это произошло ровно через два дня после первого заседания по судебному иску в арбитраже, когда стало ясно, что позиции соседки достаточно сильны.

… Сначала Ольга и вовсе не восприняла данное расследование всерьез. Во-первых, подобная жалоба  от взрослого мужчины выше ее  почти на голову показалась абсурдной.  Во-вторых, детали происходящего она прекрасно помнила. Тем более  в тот день в ее руках была  не черенковая лопата, как можно было предположить, а пластиковая 70 –сантиметровая лопатка для уборки снега, которая лежала у входа в ее магазин.

Но даже само орудие преступления следователи первое время вообще не видели (лопатку Ольге пришлось самой привезти в отделение и настоять на приобщении к делу), не говоря уже о  ее версии происходящего. И хотя официально обвинения еще не предъявлены, в регулярных отказах на ее ходатайства обязательно пишется абзац: «дознанием уже установлен факт совершения преступления». А исходя из этого, нет смысла в предлагаемых ею проверках, привлечении дополнительных свидетелей или экспертизах. Ольга просит проверить ее  на детекторе лжи или хотя бы следственным экспериментом определить техническую возможность совершения нападения. Но зачем, если (дословно!): «нет необходимости, так как дознанию удалось полностью доказать вину Ольги Г. в совершении преступления»? В областном ГУВД в ответ на жалобы нашей читательницы подтверждают: в данный момент все еще «выполняются следственные действия, направленные на установление истины по уголовному делу, только после этого будет дана правовая оценка действиям Ольги Г.».  Но ничего странного в поведении дознавателя не видят…

Вызывает опасения и само построенное здание: газобетонные блоки и 16 плит перекрытий здесь держатся на восьми швелерах, а те укреплены на 15-сантиметровом фундаменте выдержит ли эта конструкция свое «магазинно-складское» назначение? Тем более что между домами полностью разрушена ливневка вода стекает под фундамент обоих домов, а почва здесь шаткая. Не станет ли это очередным,  уже традиционным для Таганрога обрушением новостройки?