У Натальи Николаевны Байрамовой, преподавателя математики, директора школы № 2 п. Веселый, — 33 года педагогического стажа. За эти годы менялись и программы, и школьники…

— Жаль только, что далеко не всегда в лучшую сторону, — говорит Наталья Николаевна. — Если конкретно — раньше на изучение обыкновенных дробей отводилось 40 часов, а сейчас — чуть больше двадцати. В средней школе было по шесть часов математики в неделю, а теперь — пять. В выпускных классах — что раньше в 10-м, что теперь в 11-м — в неделю по-прежнему 36 учебных часов. Хоть и говорили о снижении непомерных нагрузок на школьников, как видите, часы остались те же.

— О нагрузках на детей говорилось много. Мы сравняли время обучения в школе со школой США, но там дети не выполняют домашние задания, даже учебники домой не носят!

— Я — противница этого. Домашние задания дисциплинируют ребят, дают пищу уму, отвлекают от бездумного времяпрепровождения.

— Быть может, стоит увеличить время пребывания детей в стенах школы с тем, чтобы они под присмотром учителя выполняли там и «домашние» задания?

— В советской и российской школе есть такой опыт. Это так называемые группы продленного дня. По опыту нашей школы знаю, что уровень подготовки учеников возрастает, если «продленку» ведет учитель этого же класса. Если преподаватель видит, что для закрепления материала конкретному ученику необходима дополнительная работа, он дает ему индивидуальное, дополнительное задание на дом.

Это был бы неплохой ход, для которого, соответственно, необходимо многое в системе перестроить.

Для селян это было бы важно. Далеко не все родители садятся вечером с ребенком и контролируют выполнение домашнего задания. А уж проверить правильность работы, да еще в старших классах, могут только единицы.

— Как, на ваш взгляд, изменился уровень подготовки детишек в младших классах?

— За последние годы и малыши, и старшие стали более развиты благодаря образовательным телепрограммам. Некоторые наши жители имеют спутниковые антенны, появились познавательные передачи и на центральных каналах.

— Но ведь даже огромная сумма «телевизионных» знаний не есть образование! Только школа может научить человека учиться.

— Безусловно! К большому облегчению мы уже пережили «тёмное» время.  Тогда и дети, и взрослые открыто говорили, что получать образование (а уж тем более высшее) — вредно. «Сравните, как живут учителя и инженеры и как — те, кто торгует!». К счастью, наши ученики теперь хорошо понимают, что учиться нужно, выгодно.

— Насколько тяжело поддерживать дисциплину в классе?

— Сейчас делать это стало гораздо сложнее. В некоторых телепередачах школа выставляется далеко не в лучшем свете, учителей обвиняют во многих грехах. Учитель не может теперь даже попросить ученика вытереть с доски — в ответ можно услышать «Вы не имеете права!». Раньше педагог, особенно на селе, был уважаем. Нынче же отношение и родителей, в том числе, к учителю изменилось не в лучшую сторону.

— Охотно ли едут к вам работать выпускники вузов?

— Вообще не едут. Даже выпускники нашей же школы! За последние годы наши весёловские ребята закончили факультеты физвоспитания, исторический, математический. Но в школу не идут. Лет за шесть-семь к нам в районный центр не приехал ни один молодой учитель.

Мы низко кланяемся нашим пенсионерам за то, что они работают. Я, например, с ужасом думаю о том, что кто-то из них сегодня подойдет ко мне и скажет, что работать больше не может. У меня каждый учитель незаменим!

Если бы наше правительство озаботилось проблемами сельской школы и обязало бы выпускников педагогических вузов два-три года отработать свое образование по направлению — глядишь, кто-нибудь и останется. А там, может, и замуж выйдет.

— «Замуж». Значит, учителей-мужчин уже и не ждете?

— К моей радости, в нашей школе мужчин больше, чем во всех районных школах вместе взятых! Они преподают ОБЖ, физику, трудовое воспитание, физкультуру, двое — математику.

— Уже довольно долго один из самых обсуждаемых школьных вопросов — ЕГЭ. Как вы считаете, можно ли на таком экзамене объективно оценить знания ученика?

— Однозначно — нет. Точной оценки не получается.

— Даже по математике?

— В моей практике бывали случаи, когда ребенок в году учился на уверенные 4-5, а на ЕГЭ получал тройку. Школьник же, которому «три пишем, два в уме», получал баллы на уровне четверки. Как ни крути — есть возможность «ткнуть пальцем в небо» и угадать ответ. Ребенок же, владеющий предметом, будет решать и может, как всякий что-то делающий, ошибиться.

Кроме того, большую роль играет психологический фактор. Наши выпускники из дальних поселков, собираясь на экзамен, вынуждены вставать в пять утра! Да и та «полицейская» ситуация, когда экзаменуемый даже в туалет выходит под наблюдением, никак не успокаивает его. А если ребенок не просто растерялся, а плохо себя чувствует? Такие моменты при непосредственном общении ученик — учитель возможно нивелировать.

В общем, как в любом деле, здесь много плюсов и много минусов.

— Со времени введения единого экзамена (2002 год) стали издавать сборники по подготовке к нему. Каково ваше мнение о них?

— Дети обязательно в течение года должны с ними работать. Без этого сдать экзамен практически невозможно.

— Есть и претензии к составителям сборников, — присоединяется к беседе Владимир Захарович Ульянов, учитель математики с огромным стажем. Достаточно сказать, что Наталья Николаевна — его ученица.

За эти годы я прорешал задания из всех сборников с 2002-го по 2010 годы. Вначале они грешили неточностями и даже откровенными ошибками. Но теперь положение выправилось, особенно я доволен качеством сборников коллектива под руководством Ф. Ф. Лысенко.

На сегодняшний день главная проблема — количество различных изданий таких книг. Учителю, а тем более ученику, очень непросто выбрать, по какому из них готовиться к экзамену. Раз уж у нас в стране экзамен ЕДИНЫЙ, то, на мой взгляд, было бы правильно издавать и ЕДИНЫЙ, проверенный практикой, сборник по подготовке к нему. Не смущая преподавателей и школьников коммерческими проектами.

Хочу пожелать авторскому коллективу Ф. Ф. Лысенко тщательнее сбалансировать задания уровня «B» по степени сложности и объему работы. Или оценивать, например, задания B8 — B11 в два первичных балла.

Из опыта знаю, что многие выпускники сельских школ испытывают трудности в первый год обучения в вузах. Хорошо бы создать региональную заочную школу, подобно московскому «Авангарду», естественно, на платной основе. Например, на базе ЮФУ. Такая школа могла бы оказывать квалифицированную помощь учащимся сельских школ как при подготовке к ЕГЭ, так и по программам 1-го курса университета.

— Знаю, что почти ежегодно издаются учебники по разным предметам и для разных классов, в которых не меняется ни одна запятая. Вся разница сводится к тому, что меняют местами параграфы или главы.

— Нас такое положение не просто не устраивает, а возмущает! Мы затрачиваем средства школьного бюджета, приобретаем книги, а через год-два руководство «настоятельно рекомендует другой учебник — этот в перечень не включен, пользоваться им вы не имеете права». И снова школа и родители покупают новое издание.

— Устраивает ли вас, школу ситуация, когда в каждой области — свой комплект учебников?

— Да, для той же начальной школы существуют программы Занковой, Виноградовой, «21 век» и так далее. Наша начальная школа уже одиннадцать лет работает по системе Виноградовой, и менять её мы не собираемся.

В связи с разными наборами учебников иногда складываются неприятные ситуации. Например. В сентябре этого года к нам в седьмой класс пришёл новый ученик, родители которого переехали из Миллеровского района. Он, смотря в учебник, говорит: «Мы в школе эту тему ещё не проходили».

— Надеюсь, что наша публикация поможет вашей и другим школам обратить внимание руководства и общественности на проблемы нашего школьного образования. Думаю, что этот разговор у нас не последний. Удачи вам в вашем трудном, но таком нужном деле.