Все дошколята, как на подбор, были веселыми, не задирали друг друга, свободно общались, легко соглашались со взрослыми. «Хорошо бы, если бы и моя дочь росла в таком коллективе», — подумала молодая мама.

Но то был документальный американский фильм о методике Монтессори, а Лариса Гуржиева не первый год работала в ростовской больнице. Где Америка и где она… Однако увиденное не оставляло Ларису в покое.

Лариса стала собирать любые сведения о методике. В конце 90-х — начале 2000-х их почти не было. Информацию она накапливала по крупицам. Педагоги, имевшие некоторое представление о теории, уверяли: Мария Монтессори работала с умственно отсталыми детьми, ее наработки не подойдут для малышей с нормальным развитием. Но к тому моменту Лариса уже знала о положительном опыте использования методики.

В 2004 году свой отпуск она посвящает организации семинара. На нем выступила Монтессори-педагог из Санкт-Петербурга. На мероприятие пригласили представителей образования, психологов, но больше всего на него пришло обычных мамочек. Прослушав курс лекций, они стали упрашивать Гуржиеву организовать Монтессори-группу для их детей. «Что за глупости? — думала тогда Лариса. — Я в больнице работаю». Однако после отпуска вернуться к работе врача так и не смогла. Все ее мысли были теперь о другом.

Первую группу Лариса организовала у себя в квартире. Дочь Ларисы, хотя и была счастлива, что теперь к ней ежедневно так много друзей приходят, все же какое-то время волновалась, когда ее кукол так бесцеремонно переодевали, кормили кашей или лечили другие дети. Потом она привыкла. Сегодня девочка учится уже в 8-м классе.

— Она неконфликтная, открытая, со всеми дружит, у нее постоянно рождаются какие-либо идеи, ей везде ком-фортно, учится она с удовольствием, — рассказывает Лариса. — Приходя домой с работы, я вполне могу рассчитывать на приготовленный ею ужин.

Через год работы в собственной квартире Лариса сняла помещение из трех комнат. Сегодня ее садик «Любимые дети» занимает просторный частный дом площадью 270 квадратных метров. Ходят в него 17 детишек, с которыми занимаются 4 педагога. Один из них, Татьяна Храмцова, с «Любимыми детьми» со дня их открытия. Группы в садике смешанные. Самым маленьким — 2 года. Самые старшие в следующем году пойдут в школу.

Юлия Кузьмина привела сюда сына. Пока проводит с ним вместе пару часов. Юлию ждут на работе, а места в государственном садике для малыша нет.

— Сюда водит свою дочь знакомая, — рассказывает Юлия. — Она всем довольна, вот и мы последовали ее примеру.

Уже не первый год в садик ходят дети, страдающие синдромом Дауна, аутизмом. Эти малыши вполне осваиваются в садиковском коллективе, становятся спокойнее, контактнее. Они научились читать, считать.

К сожалению, рассматривать «Любимых детей» как альтернативу государственному учреждению могут далеко не все родители. Ежемесячная плата за посещение составляет 12 тысяч рублей. Взымать меньшую сумму у предпринимательницы не получается. Только за аренду дома она отдает 85 тысяч рублей в месяц.

— Сегодня я и мои единомышленники пришли к пониманию того, что нам нужен попечительский фонд, — рассказывает Лариса. — Все аналогичные нашему садику заведения испытывают материальные трудности. В городе почти нет подходящих помещений. Нет закона, который регламентировал бы нашу работу. К чему это приводит? К тому, что мы вынуждены бесконечно преодолевать какие-то трудности, кому-то что-то доказывать, платить низкую зарплату педагогам. А ведь и мои усилия, и старания моего коллектива должны быть направлены исключительно на то, чтобы заниматься детьми. Я призываю всех, кто может нам хоть чем-то помочь, к сотрудничеству, к диалогу. Построить будущее радужным только для своего ребенка не получится, он все равно выйдет в большой мир. Так пусть каждый постарается сделать хоть что-то для создания таких условий, в которых будут расти нормальные, здоровые, счастливые дети. В этом залог успеха нашей страны.

Посмотрите, кто сегодня открывает садики, центры? Те, кто обеспокоен будущим детей: учителя, врачи, психологи. Но ведь это люди, которые не могли сделать состояние. В итоге, когда открывают свое дело, их деятельность превращается в муку. Во все же времена аналогичные заведения открывали меценаты. И тогда школы и гимназии могли нормально существовать, а те, кто их открыл, чувствовали: они внесли свою лепту во благо развития общества. Надеюсь, что к этому придут и в наше время. В конце концов, дети, внуки и племянники есть у всех.

Видео смотрите на сайте www.nvgazeta.ru

Галина Шегемага