На лекциях Михаила КЛЕЦКОГО, доцента кафедры химии природных и высокомолекулярных соединений химфака ЮФУ, которые проходят в Ростовском музее краеведения в рамках проекта «Человек изобретающий», без химических реактивов не обходится. Вот и сейчас на столике с разного рода пробирками и химическими стаканами соседствуют баночки с кремом, губные помады, духи.

Не иначе как сигнал

— Наш рассказ — о неутомимом стремлении человечества к изменениям своего облика, — обращается к присутствующим Михаил Клецкий.

А значит, о косметике. И первыми, кто ее придумал, были неандертальцы. Изменять свою внешность они начали с окрашивания волос. О химических красителях неандертальцы вообще не имели представления. Для окраски волос использовались разные растения. И волосы красили не столько для красоты, сколько для самоидентификации, чтобы отличить себя от других, а также для сигнализации потенциальному врагу.

—  Создание косметики — это одновременно создание особой сигнальной системы, — говорит Михаил Ефимович. - Самый выразительный пример — мушки, которые вошли в моду в XVI-XVII веках. И вошли от беды — оспы, которая в те времена была частым заболеванием. В прошлые века люди еще не могли делать оспопрививание, а мушки удачно маскировали следы от оспы. А также «сигнализировали» о тех или иных намерениях человека.

Или взять, к примеру, духи. Первым, кто распознал большое значение аромата как сигнала, был основатель крупнейшего в Англии универмага американец Селфридж. Он понял, что каждый человек по-своему реагирует на запахи. Но приятный аромат одинаково привлекает всех. Особенно, когда люди попадают в помещение с улицы. Поэтому поместил отдел продажи духов на первом этаже универмага. Эту «находку» Селфриджа начали потом тиражировать во всех универмагах мира.

Против стремления человека косметически изменять внешность была религия. Не поощрялись изменения облика и в странах с тоталитарными режимами. Но желание людей «поработать» над своей внешностью не могли остановить никакие запреты.

Традиции, искусство и наука

Интересно, что у тех, кто жил в XVI веке в странах, близко расположенных друг от друга, представления о том, что красиво, а что нет, чем можно пользоваться для изменения облика, а чем нельзя, были совершенно разные. В Италии, скажем, люди считали красивыми естественный цвет лица, румянец — никакой искусственной бледности. А в Англии, в угоду королеве Елизавете, наоборот, приветствовались окрашенная хной рыжая копна волос и как можно более бледное лицо.

В каждый конкретный период, в той или иной стране были свои представления о красоте. Скажем, в Японии в силу традиций, ментальности населения долго сохранялись обычаи Охагуро — окраска зубов черным лаком. Это было связано и с определенными медицинскими показателями, так как в стране мало природных витаминов. Лак выполнял функции закрепления эмали зубов и слизистой рта.

Но черные зубы считались красивыми только на исключительно белом фоне лица. Для создания белого фона использовались свинцовые белила. Откуда в XVII — XVIII веках японцам было знать о вреде свинца? И только в конце XIX века, когда в Японию хлынули западные косметические технологии, врач и предприниматель Ренобу Кухукаро создал легендарную косметическую фирму «Шисейдо». Именно для того, чтобы спасти японцев от пагубного влияния тяжелых металлов в результате отбеливания.

—  Косметика — это традиции, искусство и наука, — подчеркивает Клецкий. — Иногда они конфликтуют, иногда одно опережает другое, иногда не поспевает. Но если посмотреть на замечательные произведения мастеров японской живописи, то отбеленные лица и черные зубы в целом запоминаются и смотрятся очень нестандартно.

— А у нас в России чернили зубы?

— Чернили, в XVIII веке. Но недолго. В России этот прием не был подкреплен никакими особыми природными требованиями. А лицо отбеливали до конца XX века.

Михаил Ефимович берет баночку легендарного крема «Метаморфоза», который применялся для отбеливания лица. Он был создан еще до Великой Октябрьской социалистической революции Александром Остроумовым, родоначальником врачебной косметологии в России. Крем пользовался популярностью до конца 70-х годов прошлого века. Основным компонентом в нем был преципитат — соединение ртути.

—  Не так вредна ртуть, как ее соединения, — объясняет Клецкий. — Позже этот компонент из крема убрали. Соединения ртути содержались и в довольно популярном креме «Казими». В дореволюционных изданиях его рекламировали постоянно.

Михаила Ефимовича заинтересовала история крема «Нивея». Он был создан в 1911 году в Германии, где была самая развитая химия в мире. Немецкие ученые поняли, что за «прелесть» соединения ртути. И убрали их из состава крема, добавив в него увлажняющие компоненты. На этих совершенно здоровых идеях и был разработан крем.

—  Те, кто им пользуется, знают, что крем довольно жирный. Компоненты увлажнения как бы «снимают» ощущение этой жирности, — говорит Михаил Клецкий. — И если нужно сохранить влажность лица, то «Нивея» — самый подходящий для этого крем. А для отбеливания лица наиболее эффективное средство — шелушение кожи.

Всему свое время

Но отбеленное лицо, сами понимаете, выглядит искусственным. Самый лучший способ его «оживить» – накрасить губы. Скажем, помадой известной косметической компании «Ревлон», которую достает из футляра Михаил Ефимович. Самое звонкое изобретение «Ревлона» — губная помада и лак для ногтей одинакового красного цвета. Добиться такой идентичности потребовал от специалистов-химиков основатель компании Чарль Рифсон.

—  Те, кто пользуются косметикой «Ревлон», вряд ли задумываются над тем, какую сложную химико-биологическую задачу пришлось решать ученым. Ведь ногти и губы человека устроены по-разному. И снабжение кровью у них разное. И все же ученые смогли создать краситель для разных частей тела. Это было в 1939-м — в год начала Второй мировой войны.

А в 1945 году основатель косметических салонов в Америке Элизабет Арден поставила еще более сложную задачу. Создать для женщин-военнослужащих, которые служили в военно-морских силах США, одинаковую окраску для губ, шарфика и кожаной окантовки военной фуражки. Химики успешно справились с поставленной задачей. С тех пор этот красный цвет носит название монтесума.

—  Косметические средства выпускались и во время войны, — продолжает Михаил Ефимович. — В нашей стране сохранялась косметика, выпущенная до 41-го года. В западных странах, например, во Франции, была почти уничтожена известная косметическая компания «Буржуа». Уцелевшие ингредиенты французы вывезли в Англию. И уже там продолжали выпускать свою продукцию. Тем не менее во Франции, которая удивительно сосуществовала с нацистами – противниками изменения внешности – косметику можно было купить в магазине. А американцы даже рекламировали косметические средства и просили соотечественников сохранять красоту, если это возможно.

Сегодня косметика стала достоянием всех и каждого. Но как говорит Михаил Ефимович, если мы беремся за метаморфозу своей внешности, мы должны за это заплатить. Задача современной науки - сделать так, чтобы цена расплаты была поменьше, а эффект от изменений был лучше. Чтобы не ошибиться в выборе косметики, нужно пользоваться проверенными брендами, а не дешевыми подделками. К тому же в содружестве с врачом-дерматологом. Потому что у каждого человека - свой тип лица, кожи. И, к примеру, аллергическая реакция может быть на самый проверенный бренд…