— Конечно, не скажется. Надо учитывать, что масса людей привыкла наживаться на ЕГЭ, так просто лакомый кусочек никто не отдаст. Придумают лазейку... Как придумали в свое время «ЕГЭ-туризм» - за 100 баллами в горные селения. Наш народ горазд на выдумки.

Дмитрий Батуев, инженер

— ЕГЭ — это безобразие! Сколько нервов на экзамены уходит, сколько денег государство тратит! А результат... Как хитрили с итогами, так и будут хитрить. Надо вернуть советский вариант сдачи выпускных экзаменов. В своей родной школе, своим учителям. Они знают, кто как учился, какими знаниями обладает. Надо брать во внимание и участие в общественной жизни. Тогда результаты будут справедливыми. Не как при ЕГЭ.

Татьяна Широкова, парикмахер

— Думаю, что скажется, меньше будет подтасовок. В Казахстане, между прочим, национальные экзамены сдают под контролем государственной службы безопасности, а в Египте в проведении ЕГЭ участвует армия. Так что, кто знает, может и у нас скоро тоже отдадут все под контроль МВД и ФСБ.

Николай Баев, психолог

— Лично мне не нравится, что нас будут снимать камеры. Мы что, преступники, чтобы за нами наблюдать? А если еще и рамки металлоискателей поставят, то и вовсе обыск получается. Я тестирования не боюсь, все годы училась на отлично, мне непонятно, почему из-за тех, кто плохо учился и кого и вправду надо контролировать, другие страдать должны?

Инна К., выпускница

— По ТВ сообщили, что видеооснащение одной аудитории обойдется примерно в 12 000 рублей, приличных денег будет стоить и установка рамок металлоискателей. А не проще было бы эти деньги направить на поддержку молодых учителей, которых в школах — раз-два и обчелся? Ведь понятно, что все эти «усиленные» меры контроля не дадут результата. Не контролировать надо учеников, а учить их как следует, давать знания не для сдачи ЕГЭ, а для жизни. Мне приходится трех репетиторов нанимать, чтобы дети нормально учились.

Маргарита Терентьева,
домохозяйка, мама двоих детей

— Мой двоюродный брат в прошлом году сдавал ЕГЭ. Живет он в Дагестане. Так вот, в начале учебного года у них в выпускном классе было 12 человек, а к концу - 36. Приво-зили детей из Москвы, Питера, других городов. Все платили за экзамены. Местные — поменьше, по 2 — 5 тысяч за экзамен (в зависимости от степени знакомства и родства с членами комиссии), приезжие —  по 20 —50 тысяч. Все четко знали, кто платит и кому платит. ЕГЭ — это хорошо поставленный и уже налаженный бизнес. И он не даст себя контролировать.

Н. Г., продавец

— Мы раньше сдавали экзамены по билетам, это было честнее. Учителя хорошо знали, кто весь год работал, хорошо подготовлен, а кто едва-едва тянет на «троечку». Могли где-то помочь, пойти навстречу. А сейчас каждый год вокруг ЕГЭ скандалы, все куплено-перекуплено. Разве это справедливо?

Марина С., воспитательница

— Главная проблема в сдаче ЕГЭ не в том, спишут или не спишут. Ну хорошо, удалось это сделать, получен высокий балл, на его основании вчерашний школьник поступил в престижный вуз. Но его судьба там будет печальна, если знаний нет. Он не сможет обучаться наравне с теми, кто подготовлен хорошо. И кончится все отчислением.

Фаиль Хуснутдинов, риелтор

— А мне нравится ЕГЭ. Халява! Поставил галочки и не надо потом париться над подступлением в вуз всё лето. Я везучий и ЕГЭ не боюсь. Пусть его отличники боятся.

Антон С., выпускник

— Самая большая проблема сейчас не в том, что будут контролировать процесс сдачи экзаменов, а в том, что в школах не учат, а на ЕГЭ натаскивают. Кому это выгодно? Тем, кто хочет, чтобы Россия стала страной бездарей?

Кристина Денежная, менеджер