Яков Алексеевич Харченко, пенсионер:

— моя мама Нина Семеновна Харченко. Ей недавно исполнилось 95 лет. Всю жизнь — на преподавательской работе, кандидат исторических наук. Даже сейчас, несмотря на почтенный возраст, — невероятно любознательный, активный, эрудированный человек. Является, кстати, почетным читателем Донской публичной библиотеки. С интересом следит за новинками исторической литературы, очень высоко отзывалась о подаренной ей книге министра культуры В. Мединского «Война. Мифы СССР».

P2340017.jpg

Все, кто с ней общается, отмечают такую особенность — у нее очень правильная, красивая, литературно выверенная речь. Словно бы несущая отсвет культуры прошлого. Мама в свое время составляла родословную, у нас в роду много интересных людей. Так, ее отец, крупный ученый, руководил в двадцатых годах селекционной работой по выведению тонкошерстной породы овец (советский меринос). Его даже в связи с этим посылали в Америку, он был там дважды. Умер в самом начале тридцатых. Может, если бы прожил дольше, пострадал бы — ведь в тридцать седьмом арестовывали всех, кто бывал за границей.

Мама окончила истфак перед войной, работала в Ростовской спецшколе ВВС. Тогдашние спецшколы (в Ростове была еще и артспецшкола) — прообраз будущих суворовских училищ, учиться в них считалось престижным и почетным, ребята с воодушевлением готовили себя к офицерской службе, из рядов спецшкольников (сами они всегда гордо называли себя «спецами») вышло много заслуженных, именитых людей.

В начале войны спецшкола была эвакуирована в Кисловодск. Но бои приближались и к нему. Весь личный состав школы выдвинулся в сторону Беслана. Большая часть пути — пешком по гористой местности. А мама тогда была молоденькой хрупкой девушкой. Ни за что бы не выдержала этого трудного перехода, если бы не помощь ребят. Они даже сумели в какой-то момент раздобыть для нее лошадку. А маленькую дочку одной из преподавательниц, что шла вместе с ними, по очереди несли на себе.

Обосноваться школе в конечном счете удалось в Ереване, там был налажен учебный процесс. Мама и сейчас с гордостью вспоминает, какие замечательные альбомы подготовили спецшкольники к проводившемуся ею историческому конкурсу. Она привезла их потом с собой в Ростов, хранила всю жизнь и лишь не так давно, в начале двухтысячных, передала в Ростовский краеведческий музей.

Работала в вузах, защитила диссертацию, везде ее очень уважали. Но самая крепкая дружеская связь всегда сохранялась и сохраняется с ее учениками-«спецами», которых она по-прежнему называет ребятами. Никогда они не переставали общаться друг с другом, помогали, выручали. И сейчас продолжают видеться. Хотя ряды старых друзей редеют, многие ушли из жизни. Зато когда им, этим немногим оставшимся, удается встречаться, все на глазах молодеют и опять ощущают себя мальчишками-«спецами»…

Когда в позапрошлом году в парке имени Горького открывалась памятная доска на месте стоявшего тут когда-то здания спецшколы ВВС, то собравшимся выпускникам было зачитано обращенное к ним мамино письмо (сама-то она приехать не смогла, возраст…). И надо было видеть, как это всех растрогало…

А сейчас мама очень переживает по поводу Украины. Она оценивает политические события как историк и человек, переживший войну. Ей хорошо известно, как бесценен мир. Старшее поколение выстрадало эту мудрость. А теперь снова приходится о ней напоминать