В Ростове, в Южном научном центре РАН, российские и зарубежные ученые обменялись результатами исследований морских экосистем Северного полушария в период климатических изменений

Участники международной встречи в ЮНЦ РАН. В центре – академик Геннадий Матишов. Справа от него – Кеннет Шерман.

Интерес исследователей всего мира к изменениям морских экосистем, от которых зависит благополучие человечества, так велик, что в Ростов для обмена мнением съехались ученые даже из тех стран, с которыми сегодня у России имеются политические разногласия: США, Германии, Норвегии, Турции.

Нынешние малоснежные зимы, обмеление и маловодность рек и водоемов – следствие очередного климатического цикла, жаркого и засушливого. Что придет ему на смену и как скажется на морских экосистемах? В центре внимания участников научной встречи оказались две разные концепции их дальнейшего развития.

Одну из них представил ученый из США Кеннет Шерман, директор Программы по большим морским экосистемам Национальной администрации США. Он является автором концепции больших морских экосистем, удостоен в Швеции Гетеборгской премии (ее называют малой Нобелевской премией в области экологии). Выстраивая свою концепцию, Шерман исходил из теории потепления климата. Согласно прогнозу американского исследователя, в субантарктических и субарктических областях (севернее 40 градусов северной и южнее 40 градусов южной широт) уже очень скоро можно будет наблюдать потепление. Это значит, что за счет повышения температуры воды в северных и южных частях Атлантики и Тихого океана возрастет биопродуктивность морских экосистем. А вот ближе к тропикам – наоборот – упадет. Если это произойдет, то остро встанет вопрос снабжения морепродуктами развивающихся густонаселенных стран Африки, Центральной и Южной Америки, что потянет за собой целый ряд экономических и социальных проблем. Чтобы избежать кризиса в этих странах, браться за разработку профилактических мер надо уже сегодня, убежден К. Шерман. Для России он обещает благоприятный сценарий – повышение продуктивности многочисленных северных морей. Еще один явный плюс – возможность более эффективно использовать Северный морской путь, что сулит немалые экономические выгоды нашей стране.

Точку зрения американского коллеги, сотрудничество с которым продолжается вот уже несколько десятилетий, не разделяет председатель ЮНЦ РАН академик Геннадий Матишов. В своих выводах он опирается на экосистемные исследования южных морей России – Азовского, Черного, Каспийского, которыми ученые ЮНЦ РАН занимаются с 2002 года. Ими созданы электронные базы данных о морской среде и биоценозах. По ряду показателей эти базы охватывают период с начала XIX века по настоящее время и являются уникальными. На их основании можно сделать вывод, что явное потепление в Арктике наблюдалось в 30-е годы прошлого века, что было обусловлено мощным переносом теплого воздуха из Атлантики.

Сегодня картина меняется – о потеплении и речи быть не может. Это подтверждают и данные национальной метеорологической службы США – льды в Баренцевом море развиваются не по стандартной схеме. В 2012 году льды продержались там рекордно долго, повторив предыдущие рекорды холода. Такие же суровые зимы наблюдались тогда и на юге России – теплое Азовское море замерзало, чтобы наладить навигацию, потребовались ледоколы. По мнению Г. Матишова, «... за последние три года вектор климата повернулся в сторону холодной эпохи в Арктике. Теперь – в условиях расширения ледяных площадей – без ледоколов здесь не пройти».

Международная встреча ученых в ЮНЦ РАН подтвердила – наука в современном мире не может развиваться в рамках одной страны, но требует совместной работы ученых разных государств, независимо от того, какого политического курса они придерживаются. Как показывает практика, без вклада российской науки в исследование больших морских экосистем их концепция будет неполной.


Концепция больших морских экосистем разработана в 80-е годы прошлого века. Она является базовой при изучении биоресурсов океана и прогнозировании процессов, что в нем происходят. На результаты исследования больших морских экосистем опираются в своей работе ведущие международные организации — ООН, Глобальный экологический фонд и другие.