Кто-то собирает марки, кто-то – значки, а Борис Талпа... кирпичи 

Это увлечение удачно сочетается с его профессиональной и научной деятельностью. Борис Васильевич – доцент кафедры минералогии и петрографии Института наук о Земле Южного федерального университета. В его коллекции более 600 кирпичей всех времен и народов. Есть среди них редкие экземпляры из древних стен Домского собора, Московского, Свияжского, Астраханского, Казанского кремлей, Карнакского храма в Египте, возведенного 4 тыс. лет назад, – все перечислить невозможно. На многих из них – знак качества – клеймы, аббревиатуры, фамилии производителей кирпича.


Об истории кирпичей из своей коллекции Борис Васильевич может рассказывать часами.

Один из первых

В этом году полевой сезон, по выражению Бориса Васильевича, был урожайным. Он путешествовал по Восточной Пруссии, Смоленской области и привез оттуда около 200 килограммов различных кирпичей. Сотрудник университета Александра Мокина добавила к коллекции еще один экземпляр, доставленный летом из Праги.

– Из этого высокопрочного кирпича в XVI-XVII веках были построены стены Пражского кремля, – показывает Борис Васильевич пятикилограммовый кирпич.

О своей коллекции Борис Талпа может рассказывать часами. К примеру, о не подвергающемся обжигу саманном кирпиче. Когда-то и у нас его применяли в строительстве домов. В Иране, Ираке, Египте до сих пор стоят здания, гробницы, крепости, построенные из самана еще тысячи лет назад. Известно, что в арабских странах очень жарко, а в саманный кирпич, помимо глины, входила солома, которая не пропускала тепло. К тому же из самана изготавливались изделия любой формы. Поэтому для архитекторов саман являлся достаточно интересным материалом. Единственным его недостатком было то, что при пожарах он сгорал вместе с деревянными конструкциями, которые применялись в строительстве в прошлые времена. Тогда архитекторы обратили внимание на то, что после пожара глина становится прочной и не размокает в воде. С тех пор кирпич стали обжигать. Глинистые породы, которые у нас буквально под ногами, при производстве кирпича подвергаются обжигу и становятся красными. Вот почему стены многих домов, построенных из такого кирпича, красного цвета.


Родственные души

Борис Васильевич называет себя брикхантером – охотником за кирпичами. Собирает их на развалинах старинных сооружений или, если в каком-то историческом месте производятся раскопки, договаривается с археологами, которые передают ему один экземпляр для коллекции. Но так бывает не всегда. Как-то, прогуливаясь по исторической части Вены, Борис Талпа случайно набрел на сооружение XVIII века, где велась реставрация. Рядом лежали аккуратно сложенные кирпичи. Он восхитился их качеством. Все они были без клейма, но очень древние, византийского размера – 30x30х5 см. Вероятно, они были вторичного использования из разрушенного здания византийской эпохи. Какой коллекционер устоит перед тем, чтобы не пополнить свою коллекцию редким предметом? Борис Васильевич не устоял. Выбрал самый чистый кирпич, подержал в руках и, как только поместил его в свою сумку, тут же почувствовал опасность. Обернулся и увидел патрульную полицейскую машину. 

Один из полицейских, подошел к нему и невозмутимо спросил: «Воруете исторические ценности Австрийской Республики?» Борис Васильевич честно признался, что он является доцентом Южного федерального университета, коллекционирует кирпичи. Рассказал о том, что создал на кафедре музей кирпича, о своей коллекции. Выслушав его, полицейский с недоверием сказал, что он не похож на коллекционера. Борис Васильевич спросил: «А как определить, коллекционер я или нет?» «Я сам коллекционер, – ответил полицейский. – Коллекционер никогда не возьмет один экземпляр, а возьмет хотя бы два, для обмена с коллегами. Возьмите еще один кирпич!» На всякий случай Борис Васильевич кирпич все же взял. После чего полицейский сказал, что вот теперь он видит в нем коллекционера, а не вора. И, дружески пожав ему руку, пожелал счастливого пути.

Сейчас Борис Васильевич ищет кирпичи из древней крепости Саркел, которую возводили византийские мастера еще в XIII веке. Когда строили Цимлянское водохранилище, стены крепости разбирала специальная женская бригада. Разобранный кирпич продавали для строительства домов в зоне, не заливаемой водохранилищем. Четыре кирпича с клеймами из этой крепости хранятся в Эрмитаже. В Ростове ни у одного из коллекционеров таких нет. Но наверняка в районе Цимлянска, Волгодонска, станицы Романовской и даже Семикаракорска имеются эти кирпичи в фундаменте строений. От стандартного кирпича они отличаются византийским размером. И если такой кирпич у кого-то найдется, то Борис Васильевич и его коллеги готовы принять его в дар. Имя дарителя будет увековечено в музее кирпича Института наук о Земле. 


Желтый – символ удачи 

Трудно разобраться, что Бориса Васильевича больше увлекает – коллекционирование или наука. 

– И то, и другое – вся моя жизнь, – говорит он. – Начиная с 1972 года, когда профессор Владимир Иванович Седлецкий пригласил меня, еще студента, заниматься на кафедре научной работой.

Работа касалась поиска на Юге России глины, из которой можно получить очень прочный светложгущийся желтый кирпич. Из такого кирпича построены самые знаменитые древние сооружения Бухары, Самарканда, Хивы. Здания из такого кирпича встречаются в Англии, Прибалтийских республиках. К тому же, исходя из психологии, отмечает Борис Васильевич, если человек живет в доме из желтого кирпича, у него отдыхает нервная система. Поэтому в старину дома для психически нездоровых людей красили в желтый цвет. Желтый кирпич – международный символ счастья, удачи, исполнения желаний. Из желтого кирпича была выложена дорога, по которой шли Эли и ее друзья из сказки «Волшебник Изумрудного города», желтой кирпичной дороге посвящена песня Элтона Джона. 

Много лет Борис Талпа вместе с коллегами – молодыми учеными кафедры – занимался поисками глины, из которой можно производить желтый кирпич. К сожалению, на Северном Кавказе таких глинистых пород практически нет или очень мало. Поэтому ученые пришли к тому, чтобы получать желтый кирпич не из глинистых, а из кремнистых пород. И впервые в мире разведали на территории Ростовской области месторождение таких пород.

– Когда мы пришли к строителям и сказали, что можно производить желтый безобжиговый кирпич, они над нами просто посмеялись. Мол, пришли мальчишки (а мы тогда были молодыми) и говорят, что можно получить кирпич без обжига.

Оказалось – можно!

Востребован на рынке…

– Во-первых, желтый кирпич, полученный из кремнистых пород, легкий, а значит, его теплофизические, звукоизоляционные свойства лучше. Во-вторых, месторождения сырья, из которых он производится, относятся к крупным промышленным запасам. В-третьих, все новые технологии, связанные с производством желтого кирпича, мы привязываем к старым, поэтому для его изготовления не требуется новое оборудование.

Еще одна разработка ученых кафедры – получение желтого кирпича методом гиперпрессования, то есть без обжига, из известняков, которые распространены в нашем регионе, Ставропольском крае, Крыму. Желтый кирпич из отходов известняков высокопрочный. Сегодня его выпускают заводы Ростова, Ставрополя, Анапы. Из такого кирпича уже построены здания в нашем городе. 
– У меня нет проблем со студентами, – говорит Борис Васильевич. – Научной работой у меня занимаются от 8 до 15 студентов. У нас есть все оборудование, чтобы испытывать все виды сырья вплоть до их внедрения. Я всех своих студентов вожу на кирпичные заводы области, чтобы они видели конечный результат.

Директоров заводов он тоже в некотором смысле относит к своим ученикам, поскольку все они никогда не интересовались сырьем для производства кирпичей, пользовались тем, что есть поблизости. Но, пообщавшись с Борисом Васильевичем, к примеру, директор Новочеркасского завода возит теперь сырье за 200 километров от города. Понимает, что качество у него совсем иное, чем у традиционных пород глины. Завод выпускает элитный желтый кирпич «Донские зори». Сейчас почти все строительные компании Москвы используют только этот кирпич в строительстве. Производители кирпича знают о научных исследованиях специалистов кафедры. В 2014 году по разработкам ученых ЮФУ и РГСУ в Ростове проводился международный конгресс по развитию керамической промышленности в России, на котором производители кирпича высоко оценили труд  специалистов кафедры. 

– Несмотря на кризис, строительный комплекс развивается, поэтому модернизация кирпичной промышленности не останавливается. И наши разработки востребованы на строительном рынке, – говорит Талпа.


А еще Борис Васильевич мечтает создать в Ростове музей кирпича. Чтобы его двери были открыты для всех, особенно для школьников, которые смогли бы не только увидеть его коллекцию, но и своими руками сделать кирпич. Он уж постарается научить их этому ремеслу.