Мы продолжаем разговор о проблемах русского языка, грамотной речи. Наши собеседники – доцент кафедры русского языка факультета филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Наталья Щаренская, филолог Светлана Хазагерова и наш постоянный эксперт – доктор филологических наук, профессор Георгий Хазагеров 

Наталья ЩАРЕНСКАЯ, доцент кафедры русского языка факультета филологии, журналистики и межкультурной коммуникации.


Мы говорим о риторике

– Науке об эффективной, убеждающей речи, – уточняет Георгий Георгиевич. – В прошлом интервью мы с вами затрагивали проблему функциональной неграмотности. Как научить человека нормально читать, писать, говорить? Сейчас этим озабочены многие филологи, да и не только они: ведь функциональная неграмотность, мешающая человеку жить, стала серьезной социальной проблемой. Напомню, в чем она состоит. Человек читает текст, но не в состоянии его дешифровать. Он не понимает, что и для чего автор написал, иными словами, не понимает смысла текста и авторской интенции, цели. Он как бы не вступает с текстом в диалогические отношения, не взаимодействует с ним. Он не может выразить и свои собственные мысли, потому что у него крайне скуден репертуар средств для их выражения. Надо, стало быть, научить такого человека наводить порядок в самом способе выражения мысли.

– Как навести этот порядок?

– Тут-то мы и подошли к риторике. Она может и должна способствовать наведению этого порядка. Обращение к ней и к накопленному ею арсеналу – это один из путей повышения функциональной грамотности. Нет такой профессии, такой сферы жизни, где бы мы не обращались к слову. Мы все время говорим, общаемся и так или иначе прибегаем к риторике.

– Но сейчас молодежь все больше времени проводит в Интернете и изъясняется символами, а на нормальном языке говорит мало. Знают ли молодые люди, что такое риторика? Имеют ли студенты представление о риторике до того, как прослушают соответствующий курс?

Наталья Щаренская, доцент кафедры русского языка факультета филологии, журналистики и межкультурной коммуникации.

Н.Ш. – Студенты плохо понимают, что такое риторика. Они путают риторику с пропагандой, манипуляцией, обманом, которым, в общем-то, риторика противостоит. Когда им объясняешь, что риторика развивает мышление, повышает интеллектуальный уровень человека, что это способ понятно выразить мысль, они соглашаются с тем, что такая риторика нужна, и в итоге приходят к тому, что без знания инструментария риторики коммуникативное пространство, в которое они попадают, действительно деформировано в сторону искажения, обмана.

– Выступление учителя у доски можно отнести к риторике?

– Все зависит от учителя. Если человек профессионал, – конечно. Если есть вопросы, есть чье-то мнение. И слово учителя, и вопросы, и мнения требуют словесного оформления. Для этого необходима риторика.

Зрение или речь? 

Георгий ХАЗАГЕРОВ, доктор филологических наук, профессор.
Георгий ХАЗАГЕРОВ, доктор филологических наук, профессор.

Г.Х. – Нужно уточнить: педагогическая риторика не предполагает полемики. Но есть ее другие виды, в которых в гораздо большей степени присутствует обсуждение. Эти виды риторики – сейчас дефицит. Риторика нужна и говорящему, и слушающему. Она касается широкого спектра умений и навыков и, конечно же, связана с образованием и воспитанием, коли уж мы заговорили о школе.

Мы живем в уникальной информационной среде с цифровыми и визуализированными средствами общения, с постоянным присутствием в нашей жизни телевидения. Мы, в широком смысле слова, общаемся через экран. И это визуализированное общение ставит перед риторикой сложные и интересные проблемы. Мы должны понимать, каковы установки говорящего, зачем он нам это говорит, какую цель преследует, каковы его интенции, зачем он нам показывает ту или иную картинку, что хочет нам внушить. Знание инструментов риторики – ключ к тому, чтобы избежать обмана и манипулирования.

– Визуализация – это плохо?

– И да, и нет. Визуализация часто превращает нас в зрителя, в потребителя, в клиента, которого обслуживают: будоражат, развлекают, отвлекают. У современного человека и к образованию сформировалось отношение чисто потребительское, клиентское: дайте мне то, что мне надо для решения моих сиюминутных задач. Риторика же всегда имела дело с формированием человека, его мышления, его культуры. Только такой сформированный, окультуренный человек становится человеком социальным. Тогда и Интернет нам не страшен. Он будет выдавать нам то, что мы запрашиваем. Мы сами задаем ему планку. Он слуга, а не властелин. Он призван облегчить нам жизнь, а не отвадить нас от нее. Вопрос в том, кто мы сами и чего мы хотим.

Чего хотим?


Светлана ХАЗАГЕРОВА, филолог.

С.Х .– Для меня, например, риторика особенно ценна тем, что она дисциплинирует наше мышление. В классической риторике есть такой раздел, как инвенция – изобретение мысли, предполагающий осмысленность речи, рациональное ее выстраивание, нахождение аргументов. Какую бы спорную тему и с кем бы вы ни обсуждали, к примеру, куда вам с женой поехать отдыхать, вы неизбежно прибегнете к риторике. Если вы культурные люди и хотите достигнуть консенсуса, прийти к единому мнению, а не разругаться в пух и прах, вы, излагая свою точку зрения, постараетесь быть убедительными и доказательными. Жена будет выдвигать одни аргументы, вы – другие. Вы будете спорить, имея в виду одну общую цель – совместный отдых.

Видео Владимира АПАРИНА