Заведующий кафедрой психофизиологии и клинической психологии, профессор, доктор биологических наук Павел Ермаков ограничил доступ к гаджетам своим шестерым внукам. Павел Николаевич слишком хорошо знает, к чему может привести бесконтрольное увлечение смартфонами, планшетами и компьютером…

Часть ребенка – гаджет

Сегодня дети с помощью гаджетов могут не только играть, но и получить любую информацию. Четырех-шестилетний ребенок, еще не научившись толком считать и писать, умеет, проведя пальцем по экрану, находить нужную ему информацию: открыть сайт, посмотреть клип, мультик…


Павел ЕРМАКОВ – академик Российской академии образования, первый вице-президент Российского психологического общества, директор Регионального научного центра РАО, научный руководитель Южного федерального университета по направлению «психология и педагогика», заведующий кафедрой психофизиологии и клинической психологии ЮФУ, профессор, доктор биологических наук.


Гаджет, как утверждает Ермаков, становится частью реального мира ребенка. К чему это приводит, на чем отражается? Прежде всего, на психическом состоянии ребенка,  замедлении развития его абстрактного мышления, пространственного воображения, эмоций. У детей, погруженных  в гаджеты, отсутствуют навыки общения с людьми – им проще общаться через интернет, чем вживую.

Как раз задача психологов, как подчеркивает ученый, помочь таким детям развивать  свои способности. 

Павел Николаевич считает, что без подготовки учителя, владеющего большим арсеналом психологических знаний, умений, навыков, сегодня невозможно работать в школе. Сейчас общество сталкивается с детьми так называемого поколения Z с совершенно иной, чем у предыдущих поколений, психологией, иным отношением к окружающему миру и к жизни.

Несколько лет назад Минздрав России утвердил Ермакова главным внештатным специалистом по клинической психологии министерства здравоохранения РФ по Южному федеральному округу. Первое, что он сделал в этой должности – провел с коллегами мониторинг образовательных учреждений, в которых работают профессиональные клинические психологи. 

И пришел в ужас: редко в какой из образовательных организаций есть эти профессионалы! 

Ставки психологов заняты людьми других специальностей. 

Сейчас задача Ермакова – вернуть клинических психологов в школы.

Программа одна – дети разные

Еще одна из сфер его научных интересов – психофизиология. Увлечение давнее, еще с  аспирантских времен на биофаке РГУ. По мнению Павла Николаевича, сегодня в психофизиологии и нейропсихологии на первый план выходит изучение мозговых дисфункций. Например,  широко распространяется дислексия, то есть нарушение навыков чтения и письма, при котором ребенок может неправильно понимать знаки, символы. 

– Дети занимаются по единой учебной программе. Но один ребенок умеет читать с пяти лет, а другой в первом классе не может этому научиться, – говорит Павел Николаевич. – Меняет порядок букв при составлении слова или чтении предложения, разворачивает буквы в другую сторону при написании. У ребенка – плохая память, снижено внимание. Ему трудно изучить алфавит, он отказывается от чтения вслух. И таких детей становится все больше…

Причем нельзя сказать, что причина в том, что с ними никто не занимается. Как раз они не обделены вниманием со стороны родителей, учителей. И сами стараются учиться, только не получается. Так устроен их мозг. Почему? Ответ надо искать в генетике. Но это – лишь один аспект психофизического состояния ребенка. Есть и другой, связанный с моторикой.

Писать – ни к чему?

Через какое-то время люди, возможно, откажутся от обучения письму. И примеры этому уже есть – школы некоторых американских штатов. Здесь с первого класса детей учат писать и считать не в школьных тетрадках, а на компьютерах.

– Это может привести к снижению двигательной активности рук, замедлению развития тонкой моторики. Наука доказала: разнообразная двигательная активность в детском возрасте помогает развитию умственных функций и интеллекта ребенка в целом.

Если другие страны и континенты последуют примеру  школ США, то человечество деградирует гораздо быстрее, чем специалисты найдут способ противостоять его деградации… 

Хотя сегодня  развитие психологии и психофизиологии идет очень быстро. 

– Ученые называют психологию наукой XXI века. Развиваются оптогенетика, психогенетика, которые меняют технологию исследования мозга человека. Исследования с помощью энцефалограммы уходят на второй план. У нас есть научные работы, связанные с исследованиями генетики эмоционального интеллекта, а также агрессивного, враждебного поведения людей.

Сейчас стране нужны хорошо подготовленные специалисты-психологи, владеющие новыми продвинутыми методами работы. Психологический факультет РГУ в 90-е годы входил в тройку лучших в России – после Московского  и Санкт-Петербургского университетов. Позже вследствие реформирования образования и смены поколений в науке он позиции немного сдал. Однако некритично,  конкурс на факультет по-прежнему высокий. Особенно это касается направлений психологии, связанных с детьми. 

Есть еще один плюс, который учитывают при выборе для обучения факультета психологии ЮФУ, – лекции и занятия для студентов и аспирантов здесь проводит академик Российской академии образования, первый вице-президент Российского психологического общества, профессор доктор биологических наук Павел Ермаков.


P.S.: Сегодня Павел Николаевич отмечает день рождения. С юбилеем вас, профессор!