Это — строчка из песни о советском солдате, который в апреле 1945 года закончил свою антигитлеровскую миссию в столице Австрии Вене. Её можно отнести и к освободителям Белграда – столицы Югославии, а ныне Сербии осенью 1944 года.

Обычно в День освобождения Белграда Президент Республики Сербия посещает мемориальное кладбище Освободителей, которое примыкает к центральной части города. К приезду президентского кортежа собираются десятки и сотни людей — местные ветераны войны и иностранные гости, первые лица Белградской мэрии, представители политических партий и общественных организаций, просто родители с детьми и вообще все, кто хочет ощутить атмосферу праздника. Рискну высказать мнение, что День освобождения Белграда, по отношению к нему самих белградцев, выглядит даже более ярко, чем майский праздник окончательной победы.

В этом году заметные коррективы в привычный сценарий внёс визит Президента России в Сербию. В знаменательный день был перекрыт центр города, не ходил общественный транспорт, была закрыта для всякого движения улица Рузвельта, с которой на мемориал Памяти главный вход. Правопорядок в Белграде обеспечивали 5 тысяч полицейских. Как заметила одна из сербских газет, такого не было со времён главы Югославии маршала Тито. В два часа дня по местному времени совмещённый кортеж обоих президентов — Бориса Тадича и Дмитрия Медведева подкатил к мемориальному кладбищу…

Уже сложилась своего рода традиция, когда ростовские журналисты и представитель ветеранов войны по случаю памятных для нас и для сербов дат приезжают в Сербию. И вот в день 65-летия освобождения Белграда наш приезд совпал с визитом Президента России. Хотя и раньше мы являлись гостями зваными и желанными, но в этот раз оказались под особой аурой симпатии к России, её президенту и гражданам — то есть к нам.

Мемориальное кладбище, на котором по-братски рядом покоятся 818 бойцов Красной Армии и 1395 — Народно-Освободительной Армии Югославии, по всем признакам хоть и не казалось «брошенным» в дни непраздничные, но в определённом благоустройстве всё же нуждалось. Попытки наших сербских друзей обратить на это внимание облечённых полномочиями чиновников долго не давали результата. Зато к приезду

Д. Медведева всё, как по волшебству, изменилось. Ровным асфальтом покрылись дорожки. Гладкоотшлифованными выглядели белые плиты воинских захоронений. Теперь чётко прописаны на них все надписи. Ещё лучше выглядит надгробие бойца-ростовчанина Петра Перебейнова, которое ровно год назад мы реставрировали, установив новый, взамен утраченного, портрет.

Нереализованным осталось только давнее предложение одного из друзей России — профессора Югослава Райковича — зажечь Вечный огонь у памятника. Для этого, конечно, помимо средств, нужно определённое желание со стороны менеджмента российской нефтегазовой промышленности, представители которой заняты работами в Сербии. Венок по случаю торжественных дат к памятнику Воину Красной Армии они возлагают. Ну а дальше, как говорится, «дело за малым» — тем самым желанием.

Мы, ростовчане, свой венок положили рядом с президентским. Дмитрий Медведев возложил к подножию строго оформленный венок с лентой цветов российского флага и лаконичной надписью: «От Президента Российской Федерации». Надписи на лентах нашего венка гласят, что он — от журналистов Ростова и благотворительной ассоциации «Мама».

Различные надписи на венках памяти — материал для целого исследования. Наш воин в камне удостоился почтения, например, от узников Голодного острова. Условия выживания в лагерях на злополучном острове были похлеще, чем в советском ГУЛАГе. Маршал и фактический диктатор Югославии Тито, хорват по национальности, отправлял тех, кто был неугоден режиму, именно туда. По достоверным оценкам, было подвергнуто «перевоспитанию» без всяких гарантий выживания до 50 тысяч человек…

За названием «Мама» стоит человек конкретный — это Татьяна Барсукова, которая возглавляет Ростовское региональное отделение Благотворительной ассоциации. Она так же, как и нам в нашей миссии, помогает детским домам, многодетным семьям, беспомощным людям… Другой участник нашей «группы поддержки» — председатель Ростовского областного отделения Союза журналистов Вера Южанская. Память ведь не зависит от должностей и чинов… Михаил Михайлович Варенцов приехал в Белград из Москвы. Михаилом Михайловичем звали и его отца, воевавшего 65 лет назад в Югославии. И вот, просто по зову сердца, Варенцов-младший собрался, купил билет и прилетел в Сербию…

На дороге естественного сближения между Сербией и Россией происходят обнадёживающие перемены безотносительно от визитов на высшем уровне. Например, стала выходить первая газета на русском языке — именно местная, а не российская: «Русский контакт». И уж, конечно, не ради самого Дмитрия Медведева был установлен памятник Пушкину в сквере имени сербского просветителя Вука Караджича. Великий русский поэт оказался в компании более чем достойной: кроме него и Караджича, в этом сквере «собственной персоной» находятся Кирилл и Мефодий — создатели кириллицы. Этой троице Пушкин пришёл как бы в поддержку: «За сохранение веры и кириллицы» — так гласило название научной конференции, посвящённой открытию памятника.

А председатель Общества сербско-российской дружбы Ивана Жигон в это время в самом центре Белграда занималась подготовкой концерта и выставки детского рисунка от благодарных детей Косова — России. «Спасибо вам за всё» — так подписан один из рисунков. В презентации выставки участвовал детско-молодёжный музыкальный ансамбль «Косовски божури» (эти прекрасные цветы – пионы – произрастают на Косовом поле). Руководит ансамблем Ивана Жигон — певица и актриса, известная далеко за пределами Сербии. Конечно же, на презентации всех восхитила знаменитая песня — «Катюша». А само Косово… Хотя российский десант был выведен из многострадального края ещё в мае 2003 года, славянское его население по-прежнему смотрит на Россию с надеждой. «Не отдадим Косово!» — таков лейтмотив публикаций в белградской прессе, связанных с приездом Медведева.

Президент России по случаю 65-летней белградской годовщины выступал «против извртанья (извращения) ратной истории». Доказывать историческую правду пришлось и нам. Когда возлагали мы наш ростовский венок, происходящим заинтересовались незнакомые до того нам люди. Помимо уже названного Михаила Варенцова, подошла также соотечественница, Наталья из Омска. Еще одна пожилая женщина оказалась супругой Зорко Чанади, генерал-полковника и начальника генерального штаба Югославии в 1985-1987 годах. Назвалась она Еленой — это по-русски, по-сербски звучит ещё проще — «Ленка». Среди других оказался парень в спортивном костюме по имени Иван. Он включился в разговор о Второй мировой войне замечанием о том, что, мол, в сентябре 1939 года Гитлер и Сталин вместе напали на Польшу. Пришлось рассказать ему, как всё происходило на самом деле: когда польские армии уже были разбиты немецкими и правительство бежало за пределы страны, Красная Армия заняла исторически российскую территорию, населённую украинцами и белорусами. Услышав обоснованную точку зрения, Иван ни единым словом не возразил, тем более что в разговоре участвовали такие авторитеты, как профессор Югослав Райкович и представитель сербских ветеранов войны Петар Маркишич…

Одним из событий культурной жизни Белграда, приуроченных к 65-й годовщине освобождения, стала международная научная конференция «Освобождение. Год 1944», которая была организована Российским центром науки и культуры (Русским домом) совместно с институтами РАН и сербскими научными партнёрами. Открытая конференция проходила в Большом зале Русского дома, в фойе была организована фотовыставка «Братство по оружию». В завершение конференции, что выглядело как её кульминация, прошло награждение ростовских журналистов «захвальницами» (то есть благодарственными грамотами) от Общества сербско-российской дружбы: за вклад в укрепление связей наших двух народов — единой веры, единой крови и общего славянского происхождения. Во имя этого укрепления сил и связей мы будем работать дальше.