Вот уже пять лет на набережной старинного сибирского города  стоит неординарный памятник с более чем необычным названием — «Антон Павлович в Томске глазами пьяного мужика, лежащего в канаве и не читавшего «Каштанку».

В 2004 году монумент, который создал Леонтий Андреевич Усов, произвел эффект разорвавшегося снаряда. Памятник стал визитной карточкой города.

А должно быть, вроде бы, всё с точностью до наоборот. В фигуре  А.П.Чехова (вы видите на фото)  непропорциональные части тела. Стоит он в пальто, шляпе, с зонтиком, но у писателя удлиненные стопы… босых ног.

Однако к памятнику возникло настоящее  паломничество  и самих томичей, и граждан из других городов. В библиотеках зафиксировали стойкий интерес к… «Каштанке».

Л.Усов создал не просто  нестандартную скульптуру, а основал при этом новый вид общения со скульптурными изваяниями. К Антону Павловичу не только прикасаются (нос отполирован), с ним фотографируются, но проявляют своеобразную заботу: весной студенческий люд приносит ему калоши, а зимой — валенки. Летом собираются томичи на «Чеховские пятницы», один из редких народных фестивалей в городском интерьере.

Многих  распирает любопытство, почему скульптор увидел писателя под таким ракурсом, т.е. из канавы? Впервые, увидев даже просто фотографию монумента, испытываешь шок, — он походит на карикатуру. А позже осознаешь, что чем более на него смотришь, тем более хочется разглядывать…

То, что Усов  скрупулезно изучил творческое наследие  Антона Павловича, несомненно. А потом создатель узрел в дневниках Чехова  изречение: «Томск — город скучный, нетрезвый…». далее мы можем только предположить, что скульптор решил: «Если Чехов увидел город скучным и нетрезвым, то каким же, в свою очередь, его-то, столичного писателя, увидел Томск?..» Вдобавок ко всему  Усов знал, что «босые ступни чутко слушают землю».

Бронзовый Чехов смотрит на жителей свысока и, мягко говоря, скептически. Они, тем не менее, не обижаются на гения. Понимают, что некоторые грехи за ними издавна водятся. А если будет стоять Чехов на томской набережной немым укором и оберегом, тогда, быть может, томичи (и не только…) от главного национального греха наконец-то счастливо избавятся.

Поощрения

В последнее время  творческие создания и имя художника Леонтия Усова  окружают сильные токи всеобщего внимания. Даже Международный биографический Кембриджский центр включил имя скульптора в число наиболее известных влиятельных художников ХХ века.

На сегодня Леонтий Андреевич Усов — член Международной федерации художников России, член Европейского культурного клуба, член союза театральных деятелей, почетный член московской… писательской (!) организации. Работы скульптора-самоучки хранятся в частных коллекциях в Америке, Франции, Германии, Италии, Канаде, Испании, а также у Владимира Путина, Михаила Горбачева, Юрия Лужкова… Портреты  классиков литературы находятся в двенадцати мемориальных музеях: Ясной поляне, Болдине, Шахматове, Тарханах, Старой Рузе, Санкт-Петербургском музее Достоевского…

А открыл «томское чудо» (теперь только так  именуют его земляки) художественный руководитель московского театра Сатиры, народный артист России  Александр Ширвиндт:

— Много лет назад, будучи на гастролях в городе Томске, мне посчастливилось открыть Талант — чем очень горжусь. В силу слабой воли я поддался яростному напору со стороны милого взлохмаченного артиста Томского тюза, был погружен им в развалившийся «Москвич»  и доставлен в томские новостройки, где в однокомнатной квартирке хрущевской блочной барачности лежала грустная овчарка и охраняла дровяной склад. Больше в квартире ничего не было. Из этих дров артист делал скульптуры.

Прошло много лет. Леонтий Усов — замечательный художник — выставляется во всем мире, но, к удивлению, помнит «крестного отца», который, убедив директора московского Дома актера, устроил ему первую выставку в столице.

Истоки

Родился в одном из сел Архангельской области. Значительную часть школьных лет провел в сельских интернатах. В 13 лет пошел работать — надо было кормить большую семью. Работал  водогреем, лесорубом. Выучился на клубного работника, но пошел работать в театр  рабочим сцены.

В двадцать лет и сам вышел на подмостки и до сорока  отслужил актером во многих театрах. Но «в какой-то момент понял, что для стремлений моей личности  рамки театра очень узки. Актер постоянно зависит от режиссера, партнеров, от художника, от осветителя… В чем-то  эта профессия является неблагодарной, потому что любую вновь рожденную идею хочется воплотить в жизнь и сделать это по-своему», — осознал Леонтий Андреевич, и  в 1987 году в Томском театре состоялась его первая скульптурная экспозиция. Журналистам пояснил: «Захотелось сделать из березового полена знакомую старушку. Появилась первая скульптура — «Одинокая». Ей уже более 30 лет».

Союз писателей

В мастерской скульптора бывает много именитых людей. «Я потрясена», — только и смогла произнести Римма Казакова, когда попала в его студию. Увидела  галерею великих людей, которые слишком далеки от канонических изображений. Поэтесса посчитала портреты Мастера подлинным литературоведением. И порекомендовала… союзу писателей Москвы украсить свои ряды Леонтием Усовым, в несвойственной ему роли почетного члена, на что те дали согласие.

Цитаты «из Усова»

— Мне более всего интересны гениальные люди. Классики видели проблемы мира глубже, масштабнее, чем другие. Мне занимательно… общаться с ними.

— С Чеховым вообще сложно, не могу найти ни начала, ни конца, все время думаю, а мысли по кругу, произвольно, с любой точки. За что зацепиться?

— Есть скульптура Чехова с очистительной клизмой… Это была моя реакция на то, что я узнал, что Антон Павлович, будучи  доктором, частенько назначал своим пациентам клизму — как средство простое и эффективное. А это повод для размышления, что не пора ли нам всем тоже очиститься? Потому что мы столько сил и времени тратим на ерунду! В первую очередь надо ставить оную политикам, потому что они портят нас, нашу жизнь, делают ее не лучше, а хуже. А потом и нам — обывателям, за то, что позволяем им это.

— Искусство должно быть не формальным, а чувственным. У нас в России много проблем, а посему и больше чувственности, душевности.

— Наша страна очень настрадалась. Души были извращены, уничтожены, истоптаны. А ведь мы даже не покаялись за сделанное в ХХ веке. Думаю, что мы будем очень долго, но идти к духовному возрождению. Через наши взаимоотношения друг с другом, с самим собой, через церковь.

— У нашего Томского отделения творческого  Союза художников России есть проект «Памятники для России и мира». Там множество интересных идей, которые  стали бы славой города. Но с реалиями пока туго… Чтобы поставить памятник средней величины из бронзы, нужно много денег. Но главная причина не только в этом. Многое зависит от интереса  со стороны властей.

— А в столицу  Вас не переманивали?

— Переманивали и не только в Москву.

— А как относитесь к сотрудничеству?

— Приглашайте… Кстати, в Швейцарии восемнадцать  памятников… Суворову!

А в Ростове-на-Дону  памятник Антону Павловичу Чехову создают только к 150-летию…