Наконец поставлена точка в  спорах о подлинности дивана, хранящегося в Петербургском музее-квартире Пушкина на Мойке, 12. Теперь нет сомнений: великий поэт действительно скончался на этом  диване.

Чтобы установить это, потребовалась помощь сотрудников бюро судебно-медицинской экспертизы Ленинградской области, сообщает Интерфакс.  Исследуя кожаный диван, они предположили, что многочасовое кровотечение после ранения сопровождалось не только растеканием крови, но и пропитыванием более глубоких слоев дивана. Драгоценные для исследования эритроциты удалось выявиь в узких складках обивки. Оказалось, что кровь 2-й группы принадлежит мужчине.

Одновременно эксперты исследовали следы крови на другом экспонате музея — жилете Пушкина, который был на нем в момент дуэли с Дантесом. Чтобы провести исследования, эксперты могли применить только смывы или соскоб, но ни в коем случае не делать вырезы в ткани. На кровавое пятно на жилете  был поставлен компресс из стерильного физраствора. Жилет настолько пропитался кровью, что ее хватило на проведение классического исследования. Оказалось, что группа крови на жилете и на диване совпадает.

Параллельно были исследованы и локоны волос поэта, хранящиеся в музее-квартире. Оказалось, что они имеют те же  морфологические показатели, что и кровь.  Так было подтверждено, что экспонаты музея: кожаный диван, жилет, локоны волос — подлинные.

Исследования позволили поставить точку в споре, который велся много десятилетий, едва ли не с того момента, как  кожаный диван был подарен Эрмитажем музею-квартире поэта еще в 1937 году, в год 100-летия Пушкина. Ранее подлинность дивана пытались доказать, сопоставив отверстие от пули на теле поэта (подобрав мужчину примерно того же возраста и сложения, что и Александр Сергеевич) с локализацией пятна крови на диване.

Сам диван после смерти поэта его вдова, Наталья Гончарова, передала другу семьи Марку Философову, выяснили сотрудники музея-квартиры, проведя собственное исследование. А Философов  в 1830-е годы был сотрудником Эрмитажа. Простояв в главном музее России почти сто лет, диван вновь вернулся в квартиру на Мойке. Теперь сомнений нет — это тот самый диван, где провел свои последние дни и часы Пушкин.