— Смотрел я как-то на муравейник. Интересно мне стало — меняют муравьи свои тропки или ходят по одной и той же все время? Побрызгал специальной краской, на следующий день пришел — все «мои» мураши ползли по той же тропинке. Ни один не перелез на другую. Так вот, в городе — то же самое.

Виктор Мигаль занимается фотографией семь лет. Из них два года трудится в качестве мастера репортажной съемки. От скромности не умрет — каждодневную работу называет «мое искусство». Что ж, имеет право.

Мимо «Дома книги» на пересечении Большой Садовой и Буденновского люди идут сплошным потоком, торопясь по своим делам. Для профессионала этот поток распадается на лица. «Здравствуйте, вы сегодня хорошо выглядите, хотите посмотреть свое фото?». Как правило, человек, стоящий с фотоаппаратом на улице и «щелкающий» прохожих, приглашает зайти посмотреть на получившийся снимок в студию, расположенную рядом. Как ни крути, вариант навязчивой рекламы.

— Вам не кажется это вторжением в личное пространство?

— Нет. Ведь я предоставляю человеку возможность увидеть себя со стороны. Для меня главное — поймать мгновение. Вот пожилая женщина шла, торопилась, у нее было очень интересное выражение лица, мне понравилось. — Виктор кладет передо мной маленький снимок. — А не хотите — пожалуйста, никто не навязывает. Мы принципиально ничего не сохраняем. Куда девать? У нас только за час получается 500 снимков.

Прямо передо мной под стеклом — крупный снимок двух идущих по улице девушек, разговаривающих друг с другом. У одной хорошо различима стрелка на колготках. «Не сердилась девица, что вы ее запечатлели в невыгодный момент?» «Наоборот, смеялась, ей было прикольно. Они попросили их еще отдельно сфотографировать. Но выкупила фотографии не она, а ее подружка». На заднем плане фотографии, прямо за этими двумя девушками, я вдруг различаю знакомые с детства лица — свою одноклассницу и ее маму. Тесен мир…

— Люди попадаются разные. Некоторые фотографируются ради смеха, некоторые ради прикола. А кому-то ничего не надо, спешат на работу, бегут. Иногда срывают на тебе зло, у них неприятности, вот они и нашли, на кого выплеснуть негатив. Психологически очень трудно. Бывает, кричат: «Развод! Лохотрон!». Ведь фотография — это пленка, проявка, это долго…Не верят, что бывает фотография на цифровом фотоаппарате, ее можно сразу перенести в компьютер и напечатать.

— Да что вы!

— Я серьезно вам говорю. Да что там — есть места в области, где не знают, что такое сотовый телефон! Черно-белый телевизор на весь хутор — вот и все развлечение… Два канала принимает. Я в таком хуторе бывал, у меня там приятель живет. Вы вот журналист, съездите, посмотрите. Чем дальше от трассы, тем интереснее…

Сам Мигаль приехал в Ростов из хутора Гремучий Тацинского района. Получил средне-специальное образование, работал по специальности — газоэлектросварщиком — и не по специальности — водителем, охранником, учетчиком… Профессия фотографа началась как приработок, но очень скоро стала основной и единственной.

— Долго не мог преодолеть психологический барьер. Семь месяцев у меня ушло, чтобы научиться свободно заговаривать с человеком. А у некоторых так и не получается преодолеть стеснительность — уходят. Ну, и хамство, об этом я уже говорил. За час раза три нарвешься на грубость. Правда, некоторые специально на следующий день приходят — извиниться. К каждому человеку надо найти психологический подход. С пожилыми людьми говорю медленнее, а с деловыми, кто спешит, и говорить надо оперативно. Приходится слышать и фразы, вроде: «Слышь, братан, сотри мое фото, а то у меня неприятности, мне светиться нельзя».

Однако часто, говорит Виктор, при виде своей фотографии пробуждается в людях что-то детское – детское любопытство. Идет человек навстречу, ты ему улыбаешься, и он улыбнется в ответ. Для приезжих интересно сфотографироваться на память. А многие ходят одними и теми же маршрутами много лет, их лица уже примелькались, узнаваемы. Помимо уличной съемки, работает, по обыкновению, на свадьбах, вечеринках, торжественных мероприятиях. Ему нравится снимать красивых людей. «Не имеет значения, женщина это или мужчина. Во всем этом мне важнее всего мое искусство. Люблю, когда человек на эмоциях, весь захвачен каким-то одним чувством. Вот момент, который никогда не повторится. Я считаю, что моя работа приносит людям радость».

Фото из архива Виктора МИГАЛЯ