Всемирный день памятников и исторических мест, который традиционно отмечается 18 апреля, прошел и в Ростове. Правда, пикет в защиту дома купца Максимова, который планировали провести студенты исторического факультета ЮФУ, не состоялся. Молодые краеведы не смогли получить разрешения на его проведение…

Возможно, именно по этой причине, когда в назначенное время я подошла к пересечению проспекта Семашко и улицы Станиславского в районе Центрального рынка, то вместо студенческого пикета увидела наряд милиции, контролировавший перекресток. И все­таки памятный день был отмечен экскурсией в старейший памятник Ростова. Ее организовали для журналистов представители ростовского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Дом известного торговца зерном, владельца зерновых ссыпок ростовского купца Р.А. Максимова — первое двухэтажное каменное строение Ростова. История его достаточно драматична, а о нынешнем статусе лучше и не вспоминать. Строительство его датируется 1816 годом, архитектурный проект принадлежит Трофиму Сажинскому, создателю первого генплана Ростова. С 1850 года здесь размещались, помимо торговых лавок, занимавших первый этаж, суд, мещанская управа и городская Дума. Заседания ее проводились здесь до 1899 года, пока думцы не переехали в нынешнее великолепное здание на Большой Садовой, построенное по проекту архитектора Померанцева.

Для городской летописи дом Максимова навсегда связан с дорогими для ростовчан именами — А.М. Байкова и А.П. Чехова. Андрей Матвеевич Байков был первым городским головой, чье имя вспоминают, когда речь идет о первых ростовских тротуарах, первом трамвае, первых фонарях на улицах Ростова, первой городской газете… На первом этаже здания, где размещались торговые лавки, служил в юные годы приказчиком торгового дома Максимова отец А.П. Чехова — Павел Егорович. Позже, став купцом, он арендовал здесь одну из лавок.

Дом, выстроенный ростовским купцом, крепок и поныне — толстенные стены, сухой и просторный подвал, светлые высокие комнаты второго этажа с окнами-­апсидами, удивительные по красоте сохранившиеся кованые балясины лестницы. Даже не верится, что суд Ленинского района Ростова всего несколько лет назад признал здание­-памятник рухлядью, не имеющей ценности, и постановил исключить его из списка памятников…

По времени это судейское решение совпало с бурной строительной деятельностью в историческом центре Ростова бывшего депутата Законодательного собрания РО О. Бояркина. «Будучи владельцем дома Максимова и имея на руках такое решение суда, Бояркин изуродовал памятник — обнес его железобетонными «лесами». Они были возведены прямо на тротуаре для строительства галереи, которая должна была соединяться переходом с тем самым зданием, что было построено Бояркиным вообще без всякого проекта, — рассказал председатель ростовского отделения ВООПиК Александр Кожин. — И хотя давно существует судебное решение о сносе «дома Бояркина», до сих пор отсутствует политическая воля, которая бы позволила начать разбор самовольно возведенного здания».

Но железные «леса», не разобранные до конца и по сей день, — это лишь часть того вреда, что нанесен зданию-­памятнику. Внутри двора дома Максимова по распоряжению Бояркина возведен некий бетонный монстр, возвышающийся над памятником на несколько этажей и поныне.

Если подняться по лестнице без перил и ограждений на это сооружение, то до «дома Бояркина», и правда, — рукой подать через улицу Станиславского, над которой и должен был провиснуть мостик — переход из одного владения бывшего депутата в другое. Чем­-то напомнило это планы незабвенного Манилова…

К счастью, ныне старейший памятник Ростова принадлежит ООО «Торговый дом купца Максимова». Владельцы понимают, чем владеют, и прилагают усилия, чтобы не только восстановить прежний облик здания, но и сделать его безопасным и комфортным для использования. Ведь здесь, как и в старину, первый этаж отдан под продовольственный и хозяйственный рынки, второй — под конторы и офисы. Начали владельцы с главного: уже установлены и функционируют системы пожаротушения и дымоудаления, укрепляется фундамент, электропроводка заменяется на современную, в торговых павильонах установлена система вентиляции, ведется ремонт помещений второго этажа.

Правда, памятная доска, помещенная владельцами на стене дома Максимова, прохожим не видна: здание обнесено со стороны Семашко и Станиславского торговыми палатками, напоминающими знаменитую «воронью слободку». И ни за что не догадаться, что изуродованное здание представляет для Ростова историческую ценность.

Не превратить бы нам этот день, 18 апреля, в день поминовения утраченного…