У Александра Обертынского, председателя правления Донского Союза кинематографистов и секретаря правления Союза кинематографистов России, действительного члена киноакадемии «Ника» — юбилей. Ему исполнилось 75 лет.

Накануне мы встретились с Александром Яковлевичем, чтобы побеседовать на одну из главных тем его жизни — о кино.

— Александр Яковлевич, недавно мне вспомнились разговоры прежних лет о том, что Ростову и Ростовской области едва ли не судьбой назначено стать филиалом «Мосфильма»: ведь у нас и завидное количество солнечных дней, и разнообразный пейзаж, и своя, пусть и небольшая, студия кинодокументалистики. Но пролетают год за годом, а съемочные группы к нам как-то особенно и не стремятся. Приезжают чаще в силу каких-то давних привязанностей, знакомств… Вот этим летом Худяков снимал у нас фильм о новочеркасской трагедии и ростовских «фантомасах», так продюсер проекта — выходец из Ростова Жигунов… А вообще негусто. Это сказывается кризис кинопроизводства или?…

— Мне кажется, что для нынешней ситуации в нашем кинематографе такая постановка вопроса неактуальна. Сейчас для отечественного кино самая больная тема — это не производство фильмов (их, кстати, снимается до 100 в год), а их прокат.

Кто бы какой бы замечательный фильм ни снял в Ростове или любой другой географической точке, возникает вопрос: а зрители его увидят?

Наш кинопрокат захвачен импортом так же, как наша «пищёвка», как рынок легкой промышленности и т. д. Для отечественного зрителя сложилась трагикомическая ситуация: он у нас оказался пожизненно опекаем. Только если при советской власти идеологические структуры компартии решали, что ему полезно смотреть, а что нельзя ни в коем случае, то теперь то, что надо зрителю, определяет продюсерский отдел кинокомпании. Причем эти люди опираются не на социологические исследования, а на какие-то свои туманные предчувствия: «Что-то мне подсказывает, что этот фильм…»

Я совсем не уверен, что наш зритель в массе своей ждет то зрелище, которое ему сегодня предлагается на большом экране. При этом получить для показа серьезный отечественный фильм даже мне, руководителю региональной организации Союза кинематографистов, Дома кино, бывает очень трудно, порой почти невозможно. Американский— всегда пожалуйста: система налажена. А вот наш… Порой звонишь самому режиссеру, который его снял, но и он не знает, где фильм достать, как сделать, чтобы картину увидели в Ростове. И так не только в Ростове — по всей стране. Поэтому когда к президенту или премьер-министру обращаются с просьбами дать деньги на производство фильмов, в том числе документальных, я говорю, что это не решение проблемы. Ну дадут в конце концов деньги, ну снимут на них фильм, а дальше? Кто увидит его, кроме столичных критиков и немногочисленной (в сравнении с числом потенциальных зрителей) публики на фестивалях?

— А с каким предложением обратились бы к президенту вы?

— Если бы мне представился случай высказать свое мнение на этот счет президенту, я сказал бы ему: «Дорогой Дмитрий Анатольевич! Надо прежде всего сделать в России то, что практикуется в некоторых странах: ввести квоту на показ отечественных фильмов. Плюс к этому – наладить систему налоговых сборов с показов, способствующую развитию российского кино. А чтобы это работало, надо как можно быстрее ввести в практику кинотеатров единый электронный билет».

— Давайте поясним читателям, что это такое, и почему на единый электронный билет такие надежды?

— Смысл тут вот в чем: зритель покупает в кинотеатре билет, и электронная система сразу же передает соответствующий сигнал об этом в централизованный пункт. В идеале — в Москву.

Это значит, что коммерческим кинотеатрам невозможно будет занизить цифру зрителей на показах, что практикуется сегодня сплошь и рядом по всей стране. Причем это не только вопрос «левых» денег, но еще и вопрос статистики. Ведь нынешние данные о том, сколько зрителей посмотрело тот или иной фильм, очень приблизительны.

Я думаю, президент согласился бы с тем, что ту практику, когда во всех кинотеатрах идут одни и те же фильмы, иначе, как дикой, не назовешь. Никита Сергеевич Михалков, глава нашего кинематографического Союза, говорит: кинорынок заработает, когда в России будет пять тысяч кинотеатров.

— А сейчас сколько?

— Вдвое меньше. Михалков правильно делает, что ставит эту арифметическую задачу. Но опять-таки — что дальше? Почему не говорится о том, что кинопрокат должен быть структурирован: кинотеатры для показа серьезного кино, детского, арт-хаусного, мелодрам, документального и т.д. Это — как в книжном магазине: приходишь и знаешь, что на какой полке.

У некоторых эта идея вызывает опасение: что же это, будут, получается, кинотеатры для умных и тех, кто не очень? Совершенно напрасные страхи! Когда образованный, знающий толк в искусстве человек идет в ресторан, он, что, собирается слушать там симфонию Прокофьева?

Даже высокому интеллектуалу скучно только и делать, что вести ученые разговоры и смотреть серьезное кино. Каждому и подурачиться порой хочется, что и учитывает структурированный кинопрокат.

— Неужели никому прежде такие мысли в голову не приходили?

— Наверняка приходили и приходят. Но вы представляете, сколько людей с очень серьезными финансовыми интересами затронут такие перемены? У них в отличие от нас с вами есть свое лобби наверху. Поэтому это вопрос не столько кинематографический, сколько политический.

— Говоря о структурированном прокате, вы упомянули кинотеатры документального фильма. Вы думаете, возможно возрождение отечественной кинодокументалистики и зрительского интереса к ней?

— Ситуацию с документальным кино разрешить даже легче, чем с игровым. Один из обнадеживающих факторов — тяга народа к занятиям любительскими съемками.

Снимают в огромных количествах, чаще — довольно безграмотно и даже бессмысленно. Но если любителям показать, как надо и что можно сделать из того, что они наснимали, уверен:  многие  захотели  бы совершенствоваться. А совершенствоваться невозможно без знакомства с лучшими образцами, тем, что делают  другие. То есть мы приходим к идее клубных кинопоказов и медиаобразования. Когда медиаобразование ввели в школах Германии, наполняемость залов на показах документальных фильмов увеличилась поразительно.

…Мы задумали провести в Ростове фестиваль документального кино, который вдобавок к другим своим задачам  смог бы сплотить вокруг себя талантливых любителей-кинодокументалистов. Называется фестиваль «Свидание с Россией», проходить он будет с 10 по 13 октября.

Главная его идея заключается в том, что мы едем искать красоты в Турцию, Италию, другие зарубежные страны, когда у нас есть свои невероятно заманчивые места, нам не известные.

Основные средства на проведение фестиваля выделяет министерство экономического развития, и это не случайно. подобные ленты пробуждают интерес к агротуризму, а он, в свою очередь, хорошо питает экономику как отдельных регионов, так и целых стран. Возьмите пример Сицилии: еще недавно ее считали отсталой, мафиозной и т. д., а сейчас это агротуристический рай — люди со всего мира приезжают туда, чтобы пожить в крестьянских семьях, поучаствовать в сборе урожая апельсинов…

У нас тоже есть чем заинтересовать таких туристов. Поэтому фестиваль «Свидание с Россией» представляется мне не только кинособытием, но и событием общественной важности.

А что до будущего Ростова и области как съемочной площадки… Оно, безусловно, есть. Хорошее, на мой взгляд, будущее.

P.S. Уважаемый Александр Яковлевич! Примите наши поздравления!

Здоровья и успехов!