Кому сегодня не известна продукция семикаракорского фаянсового завода «Аксинья»?! Мы дарим ее в качестве сувениров гостям области, используем с удовольствием в быту, везем в качестве презента за рубеж. Но мало кто знает, что стоял у истоков развития «Аксиньи» замечательный человек, местный художник Иван Масличенко.

Ивану Ивановичу нынешней осенью исполнится семьдесят пять лет. Совсем недавно в Семикаракорске прошла его персональная выставка, которая стала значимым событием в культурной жизни земляков.

На счету Ивана Масличенко — десятки подобных выставок в нашей стране. Его имя известно в Японии и Греции. Экспозиция мелкой пластики по мотивам его любимого писателя Михаила Шолохова постоянно представлена в городе Аксае. Есть изделия мастера и в других музеях.

Невозможно описать словами внутренний мир его работ, душу каждой, как говорит сам Масличенко. Вот портрет бравого казака «при полном параде». Немолодого, полного достоинства. Сохранившего от пращуров своих вольный дух и стать. Тихая улочка казачьей станицы в тени раскидистых деревьев. Закат на донском берегу. «Старинный казачий базар»: многолюдный и шумный, с шутками-прибаутками. Засмотришься на колоритные фигуры — и оживают они вдруг на глазах, а ты сам стоишь и торгуешься в роли покупателя…или продавца.

Пишет Иван Масличенко свои картины маслом и пастелью. Занимается мелкой пластикой и скульптурой. Его талантливые росписи керамических изделий до сих пор являются гордостью «Аксиньи».

— Родился я, правда, в Челябинской области, — говорит Масличенко. — Но мои прадеды с Дона. Мастеровые люди были. И я себя всегда казаком считал.

Отец Иван Корнеевич был образцом для подражания у маленького Вани. Он и ведра делал, и сапоги шил со скрипом, и кузнецом был хорошим.

Как-то зимой позвал он меня с собой в сад, — вспоминает Иван Иванович. — Я поинтересовался: зачем? А отец: пойдем, там увидишь. Он нарезал яблоневого сухостоя. Из него потом на глаз колодки разных размеров для обуви делал. Вот какую надо память иметь!

Вернулась семья Масличенко на Дон в сорок первом, накануне войны. Хлебнули лиха, как и все земляки. Но сохранил отец Ивана несгибаемый характер. В сорок седьмом он с двенадцатилетним сыном косил хлеб.

— Было тогда указание стерню не выше десяти сантиметров оставлять, — рассказывает Иван Иванович. — Но поля ведь неровные. Попробуй, выполни! Кто-то донес в органы. Отца арестовали. Вернулся он через три дня весь избитый. Я к отцу: «Папа, где ты был?» — «Не спрашивай, сынок! — отвечает. — Вырастешь — поймешь».

Запах свежескошенного хлеба, как и светлую память об отце, сохранил Иван на всю жизнь.

— Иду летом на этюды, почувствую этот запах, и снова вижу картины из детства…

Он очень привязан к своей семье. А донскую землю только родиной и называет. И в любви к ней признается всем своим творчеством. Художником же стал почти случайно. Работал после армии на «Ростсельмаше». Но что-то не устраивало — не городской он человек. Приехал в шестидесятых в Семикаракорск. Тяга к рисованию не давала покоя, вот и стал работать оформителем. Тогда-то и свела его судьба с директором местной промышленности Николаем Сергеевичем Арабским, который открывал фаянсовый завод. Арабский пригласил его к себе, послал учиться в Москву. Так и стал Масличенко художником-керамистом.

С годами попробовал себя и в роли преподавателя. С завода пришлось уйти. Как говорит Иван Иванович, подкачало здоровье. Трудился в местной школе искусств. Правда, занятия с учениками вел не в классе, а в домашней мастерской. По мнению Масличенко, такие уроки гораздо эффективнее.

— Обычно ребятишки занимаются лепкой из пластилина, — рассказывает Иван Иванович. — Слепили сегодня фигурку, а завтра пришли и сломали. Начали из этого пластилина новую лепить. А ведь в нее душу ребенок вложил.

Масличенко решил работать с глиной. Детские изделия потом обжигались в печи и могли храниться долгое время. Не ставил он своим ученикам  оценки, считая, что каждый ребенок по-своему талантлив.

Нынешняя выставка самобытного художника проходила в галерее художественного отделения детской школы искусств и длилась две недели. Побывало на ней немало людей. Узнавали они на полотнах родные пейзажи. Замирали у картин ребятишки. Свою выставку Масличенко так и назвал: «Мое творчество — землякам».

А совсем недалеко установлены другие его работы — скульптуры. Памятники Виталию Закруткину, Борису Куликову, другим знаменитым семикаракорцам. Их на этой земле родилось немало. Так что простора для творчества на долгие годы хватит.