«Перемен! Мы ждем перемен!» — требовательно заявлял в перестройку от имени своего поколения рок-музыкант Виктор Цой. «Грядут большие перемены в стране», — со спокойной улыбкой причастного к тайне говорит сегодня его коллега, лидер группы «Мумий Тролль» Илья Лагутенко.

«Редкоземельный» Ростов и не та Америка

С концерта в Ростове «Мумий Тролль» начал свой гастрольный тур «Редкие земли»: одноименный альбом группы вышел в марте. Как сообщается в рекламном  проспекте: «Пластинка представляет собой географически-временные странствия по разным периодам творчества группы. Калейдоскоп различных историй и событий, которые вдохновляли Илью Лагутенко последние десять лет».

Что же за истории связаны у Лагутенко и «Мумий Тролля» с Ростовом, если донская столица открыла этот тур?

— Ростов — это особая любовь, смешные воспоминания, — загадочно сказал Лагутенко на пресс-конференции для ростовских СМИ. Конкретизировать отказался: «Это — воспоминания личного характера». А что, мол, личного характера, о том не распространяемся.

Тур «Редкие земли» — такой продолжительный и протяженный, что музыканты чаще называли его путешествиями. Открывшееся концертом в Ростове путешествие по России и ближнему зарубежью — это уже третий этап проекта. А до того была «военно-морская» часть тура (концерты в городах — «штаб-квартирах»  российских флотов) и американская (США и Канада).

Каковы, кстати, американские впечатления? Было ли свое открытие Америки?

— Многое там оказалось не так, как нам представляется: не все американцы толстые, многие не едят биг-мак. И зимы у них бывают похлеще, чем у нас, и это только со стороны кажется, что все у них джемом намазано. Даже состояние их знаменитой индустрии развлечений хорошим не назовешь.

Кое в чем нашим музыкантам, может быть, даже легче, чем их западным коллегам. Этой неожиданной мыслью Лагутенко поделился, когда речь зашла о проблемах с защитой авторского права в России. О пиратских дисках, короче.

Неужели и в Америке — такая беда? Нет, но и там трудно пресечь «утечку» музыкальных новинок через Интернет. Оттого Илья Лагутенко и считает, что ему, как и другим нашим музыкантам, давно смирившимся с тем, что на доходы от альбомов не разгуляешься, морально легче, чем какой-нибудь западной звезде, которая никак не может понять:

— Шара закончилась. Мир изменился. Миллионных тиражей пластинок уже не бывает.

Что за удовольствие?..

— А вам не кажется, что российскую молодежь захлестнуло потребительство? Разговоры многих молодых людей сводятся к тому, кто во что одет, мечты — о шмотках в бутике, — спросил Лагутенко молодой журналист.

— Я этого не замечал, может быть, потому, что меня окружают нормальные люди, которые нормально относятся к вещам.

— Другая проблема современной молодежи — увлечение наркотиками. Это распространено и в вашей среде: известно много имен музыкантов, которые лечились от наркозависимости. Но вы среди них не замечены. Как вам удалось этого соблазна избежать?

— Вот, видите, как получается: тяга к тряпочкам — еще не самое страшное. Все же это какая-никакая, а цель: лучше поход за тряпкой, за свитерком в бутик, чем наркомания…

Я наркотики никогда не употреблял так же, как и в школе никогда не курил: не понимал, в чем заключается удовольствие?

Курение на переменах у нас в школе было популярным развлечением. А я всегда думал: зачем мне это? Зачем столько проблем? Выкурить где-то под лестницей папироску, потом чем-то ее зажевать, чтоб запах тебя не выдал, побежать — вымыть руки, прошмыгнуть так, чтобы учительница не заметила… И это удовольствие? То же и с наркотиками: никто мне убедительно не объяснил, зачем это удовольствие, если с ним связано столько проблем?

О хобби, приметах и опоздании как… фишке

Зашел разговор о странных  привычках. К примеру, о том, что у многих артистов вошло в привычку опаздывать на собственные концерты, томить зрителей долгим ожиданием.

— Да, это мода такая появилась: «артист держал публику полтора часа», кто больше? — иронично заметил Лагутенко и рассказал случай из своей гастрольной жизни.

Было это в одном городе, билеты раскуплены, зал — полон. «Мумий Тролль» готов выйти на сцену, а организатор концерта — из местных — все придумывает какие-то предлоги, чтобы концерт задержать.

— Пора начинать: народ в зале уже с ума сходит, почему мы не выходим? — недоумевали музыканты.

— Мэр хотел приехать на концерт с совещания.

— Ну, пусть досовещается и подъезжает, а мы начнем.

— Если мы его не дождемся, завтра наше учреждение закроют…

— Пришлось ждать. Но это, к счастью, в нашей практике — единичный случай, — сказал Лагутенко и добавил, что «Мумий Тролль» новой моде не следует и концерты старается начинать вовремя.

— У вас есть хобби?

— Для большинства людей музыка — это то, что скрашивает досуг, создает фон: то есть вполне совмещается с другими делами. Но когда ты занимаешься ею профессионально, мало места остается для чего-то еще. Тем более что дети маленькие у меня растут. Надо им уделять внимание.

— Говорят, музыканты — люди суеверные. А какие у «Мумий Тролля» приметы и ритуалы?

— Есть группы, которые перед выходом на сцену выстраиваются шаманским кругом, мужики обнимаются, целуются. До добра это не доводит. У нас никаких ритуалов нет, — заверил журналистов Лагутенко.

Тигры и подтекст

— Вы участвовали в акции фонда дикой природы в защиту дальневосточных тигров. Почему именно тигры так вам дороги, и как там сейчас дела?

— Знаете, я такой человек, что если ко мне обращаются с просьбой поучаствовать в чем-то, чтобы помочь больному ребенку или тиграм, или кому-то еще, я стараюсь это сделать.

Смысл дальнейших слов Лагутенко сводился к тому, что за деятельность благотворительных организаций известный человек, поддержавший их начинание своим именем, а порой и солидным денежным вкладом, все же не в ответе.

Даже в Америке, оказывается, не так много аудиторских организаций, которые бы контролировали финансовую деятельность таких фондов, потому и у них там, за океаном, случаются в этом деле всякие разности. К примеру, один рэп-певец, родом с Гаити, согласился, чтоб под его имя создали фонд помощи его родному острову. У этого певца — бешеная популярность среди афро-американского населения. И он своих слушателей так сагитировал, что сумма пожертвований  Гаити исчислялась многими миллионами. Но до Гаити эти миллионы не дошли. Певец уверяет, что знать не знает, куда делись, и вообще в бухгалтерию фонда не вникал. Его сестра, которая будто бы должна была вникать, тоже как бы ни о чем не ведает, но ездит на новеньком роллс-ройсе… В общем, скандал на всю страну…

Недаром про другую звезду — Боуи — рассказывают, что прежде, чем откликнуться на просьбу о пожертвовании благотворительной организации, он посылает туда своего эксперта – аудитора.

Но таких дотошных мало, фондов и просьб о помощи — много. Часто приходится просто верить на слово.

Всем на зависть

…В прошлом году газеты писали, что в честь Дня военно-морского флота «Мумий Тролль» поет в московском клубе, куда вход – только в морской форме.

Может показаться, что это — такая фишка, прикол. Музыканты «Мумий Тролля» говорят, что ВМФ — часть их судьбы уже хотя бы потому, что трое из квартета служили на флоте.

Вот и сейчас: проедут с гастролями по стране, и, может быть, совершат океанский переход на военном корабле. Ведь военные моряки предложили им поработать над новым альбомом прямо на борту.

— Они собирались даже взять нас на учения. Мы сказали: тогда наделите нас какими-нибудь обязанностями — чтоб не просто на гитарах трындеть, но и не палубу драить. Что-нибудь как для офицеров.

— Вы согласны с той мыслью, что лучшие друзья России — это армия и флот?

— Вы же видите — идут реформы, скоро в стране многое изменится, — как-то загадочно, чуть-чуть «наискосок» ответил Лагутенко.

Потом, подводя итог встречи, повторил:

— Все скоро у нас будет по-другому. И рэп такой, что все в мире задохнутся от зависти, и рок — всем рокам рок, и наша попса возглавит все хит-парады…

— И тигры! — подсказали из зала.

— И тигры будут! — подхватил Лагутенко.

Сам же пообещал в ближайшее время сочинить и продемонстрировать первый в мире рэп-хип-хоп-роман.