1973 год. Франция. Поздним вечером в ресторанчике небольшой гостиницы случайно встретились два земляка: «Мы, Долгополовы, слева от церкви жили, а ваш дом справа был. Я деда с бабкой ваших хорошо помню», — сказал по-русски официант, оказавшийся выходцем из одного донского хутора.

 

Это было в двадцатом …

За свинцовое море

Уходили, дымясь, в темноту

Корабли,

Нашу злую судьбину,

Наше горькое горе,

В трюмах длинных,

Крестясь,

Мы с собой унесли.

С. П. Поляков (ФРГ)

Офицер КГБ, находящийся во Франции в служебной командировке, изрядно удивился.

— Просидели за разговорами мы всю ночь. Он тоже оказался из донских казаков. А когда я уже уезжал, отдал мне свой архив, который собирал долгое время. Целый шкаф газет, журналов, изданий о русских казаках, эмигрировавших за границу в 20-е. Чего там только не было! Вывезти тогда я это, понятно, не смог. Уже позже мне помогли переправить все это в СССР. Осел этот «шкаф» в Центральном госархиве. А в 1988-м, когда уволился, я вплотную занялся изучением истории русского казачьего зарубежья, — рассказывает Константин Николаевич Хохульников, директор Фонда казачьего зарубежья. — Сегодня исполняется моя давняя мечта: наконец-то построен на донской земле музей казачьего зарубежья.

Но даже новый музей не смог вместить всех материалов, собранных Константином Николаевичем и его корреспондентами. Чтобы продемонстрировать все, экспозицию будут периодически менять. Музейный комплекс и храм Покрова пресвятой Богородицы в честь казаков, упокоившихся на чужбине, при нем были построены на деньги предпринимателя Игоря Семенова. Ни администрация Аксайского района, ни руководство Всевеликого войска донского в создании музея не участвовали.

— Поверьте, нам есть о чем рассказать посетителям музея, — продолжает Константин Николаевич. — Казачье зарубежье оставило нам богатое культурное наследие. Только всевозможных журналов, газет, бюллетеней издавалось в те годы около 350. Казаки, эмигрировавшие из России, осели в самых разных странах мира. К примеру, донской казак Иван Костин 14 лет руководил известнейшим «Гранд опера». А Николай Мельников какое-то время был там солистом. Оставили мы свой след и в Голливуде. Родители актрисы Натали Вуд попали в Америку через Дальний Восток. А Анна Стэн — запорожская казачка. Я не говорю уже о всемирно известных казачьих хорах Сергея Жарова и Николая Кострюкова. Частицы всех этих людей и наследие многих других казаков мы и попытались собрать. Чтобы рассказать  потомкам об истории казачества на чужбине.

Музей уже готов, но первых посетителей  встретит только весной, когда откроется официально. Стоимость экскурсии, как выражаются организаторы, вполне «стандартная»: для взрослых — 100 рублей, для детей — 30. А пока что прошло освящение музея и домового храма с участием архи-епископа Ростовского и Новочеркасского Пантелеимона и владыки Кирилла, епископа Павло-Посадского настоятеля Донского монастыря.