В центре Ростова можно увидеть все, что связано с огнем, средствами тушения, а также настоящими героями-пожарными.

Самые частые посетители музея огня или, как его еще называют, пожарно-технической выставки — школьники. Экскурсовод Раиса Ивановна Халчевская проводит их по всем залам, но перед посещением последнего обращается к учителям с просьбой особо впечатлительных ребят туда не впускать.

С огромного фото смотрит мальчишка, лицо которого сильно изуродовано огнем. Многочисленные пластические операции оказались бессильны исправить то, во что вылилась детская шалость с петардой, подожженной в металлической трубе.

— Мы недавно заметили необъяснимую особенность этой фотографии: в какой бы части зала ни стоял, глаза мальчика тебя «находят», — уверяют сотрудники. — Вот идите сюда, а теперь вон туда. Видите?..

Но это — не единственное, что  способно произвести сильное впечатление. Диорамы со свето-звуковыми эффектами, созданные питерскими мастерами, воспроизводят два крупнейших пожара на дореволюционном Дону, один — в современной типичной ростовской квартире.

Улицы старого деревянного Черкасска 12 августа 1744 года быстро превратились в пепел. Пожар унес жизни трехсот его жителей. А в 1892 году загорелся сарай в центре Ростова, откуда огонь перебросился на соседнее здание, на месте которого сейчас — представительство полпреда президента.

— В отличие от черкасского пожара, когда из средств тушения были только ведра да метлы, во время ростовского уже имелось первое механическое спецприспособление — ручной насос, но доставляли его на лошадях, — рассказывает старший методист Анатолий Александрович Косарев. — Автомобили у огневщиков, как тогда называли пожарных, появились лишь в 1925 году, и были они открытого типа. Это значит, что водитель сидит внутри, а пожарные на специальных «отростках» — снаружи. Мне довелось на такой машине как-то зимой возвращаться с пожара: спецодежда так обледенела, что сначала ее пришлось молоточком оббивать.

Лишь в  середине пятидесятых пожарные пересели в нормальные машины и на теплоходы «Рылеев» и «Саламандра». Сейчас у наших современных огнеборцев есть и машины с бронто-лифтами, и катера «Отважный» и «Вьюн», и вертолеты, и два огромных «красных монстра», способных вместить 25 кубов воды и пенообразователь. Один из них находится в ростовском аэропорту и является незаменимым на случай аварийной посадки, потому что буквально за пять минут способен залить взлетно-посадочную полосу пеной и воспрепятствовать «высеканию» искры. Другой — в распоряжении «Роствертола».

В музее можно увидеть модели всех транспортных средств, огнетушителей и даже первого насоса.

— Ребятишки ведь народ очень внимательный и любознательный, — улыбается Анатолий Александрович. — Всегда задают много вопросов. Например, глядя на скульптурные фигуры первых огнеборцев, часто спрашивают: «А почему они все с усами?» Так тому есть объяснение — по причине отсутствия противогазов- усы позволяли защищать от дыма дыхательные пути.

Несколько стендов музея посвящены реальным героям-пожарным, один из которых — Виктор  Афанасьевич Салютин — прошел путь от лейтенанта до генерала, был удостоен медали «За отвагу на пожаре» и «За отвагу» за задержание в начале семидесятых знаменитой ростовской банды «фантомасов» Толстопятовых.

— Проезжая на служебной машине, он случайно увидел «уходивших» от милицейского преследования бандитов, — говорит Анатолий Александрович. — Естественно, такой человек, как он, не мог остаться в стороне…

Кстати, музей изначально тоже был создан по инициативе МВД и лишь в  последние годы перешел «под крыло» МЧС. Вход сюда — абсолютно свободный, но сотрудников огорчает, что появились случаи, когда турагентства  организуют экскурсии школьников «за плату».

— Лично мы ни с кого денег за посещение не берем, — уверяют в музее Центра противопожарной пропаганды. — Единственная просьба — по т. (863) 234-02-19 заранее договариваться о времени проведения экскурсии.