На выставку, организованную сотрудниками Дома культуры станицы Мариинской, в этом году Валентина Елисеева не попала — приболела. Но местные культработники настойчиво рекомендовали мне познакомиться с этой мастерицей.

«Валентина Алексеевна — очень интересный человек, — говорили они. — А какие лоскутные одеяла шьет! Теперь такие не в моде. Только, по-нашему, зря…»

В дверь домика Елисеевой я постучалась без предупреждения. Не пригодились мои осторожные шаги по двору на случай собак. Их у Валентины Алексеевны не было. Лишь два пушистых котенка терлись у ног на ступеньках в ожидании приглашения в теплое помещение.

— Это ж надо! — причитала удивленная хозяйка, узнав о цели моего визита. — У людей ковры и дорогая мебель, а у меня что интересного — одеяла из лоскутов.

Не от бедности она их шила, как оказалось, а мечту свою давнюю претворяла в жизнь. А в каждом лоскутном треугольничке и квадратике спрятаны мгновения ее непростой женской судьбы.

Трое детей, нелегкая работа на колхозной ферме дояркой, по дому дел невпроворот. Встать задолго до рассвета, лечь, когда остальные домочадцы десятый сон видят. И при этом сохранить оптимизм и жизнерадостность на долгие годы.

Песен она немыслимое количество знает, частушек всяких. Она и в свои семьдесят, лишь заиграет гармошка, не может усидеть на месте. И прожитые годы нипочем, и про болячки вспоминать не хочется.

А одеял она не одно сшила. Узоры подгоняла на глаз.

— Когда порола свои старые вещи, о былом вспоминала, — рассказывала Валентина. — Вот это платье на козий пух выменяла, любила его очень. В этом лишь на праздники ходила. А в этом сына в армию провожала… 

Шила одеяла не для выставок, конечно. Просто память сохраняла, веря, что вещи какой-то заряд с собой несут. Это потом культработники станицы Мариинской, где живет Валентина, пригласили ее принять участие в конкурсе мастеров прикладного искусства. Так и стали лоскутные одеяла иногда  менять свое место жительства. А самое красивое, из парчовых лоскутов, осталось в краеведческом музее соседнего района.

Валентина Алексеевна еще и чудесные пуховые вещи вяжет: платки, косынки, носки, шарфики всякие. В их семье пряли и вязали в старину все женщины. Как, впрочем, и в других. Мастерство передавалось из поколения в поколение. Надеется женщина, что будут востребованы ее изделия внуками и правнуками. Сын, вот, хоть и живет в большом городе, резьбой по дереву занимается. Подарил матери вазу для цветов, кровать красивую привез. Ну а сама  Валентина секретов мастерства ни от кого не скрывает. И на прошедшем станичном фольклорном празднике уже другая народная мастерица выставила на конкурс свои лоскутные одеяла, во многом напоминающие те, что сшила бабушка Валя…