По приглашению Министерства иностранных дел Финляндии мы — группа главных редакторов общественно-политических газет России — едем в Хельсинки. Цель — «дружить домами». Так, во всяком случае, это звучит на человеческом, а не на дипломатическом языке.

В Финляндии существует «Программа действий по России», так вот, там написано: «Отношения строятся на основе соседства. Финляндия поддерживает и развивает активные и хорошие отношения с Россией, охватывающие как политику, экономику, сотрудничество между органами управления, так и непосредственные контакты на уровне гражданского общества». Это самое гражданское общество мы и представляем. Едем знакомиться со своими коллегами-журналистами. Посмотрим, как не в бумажках, а на самом деле выглядит отношение Финляндии к России.

Да и вообще, просто интересно: как они там живут?

Своих финских коллег мы вообще-то уже видели и даже с ними общались. Правда, в режиме видеоконференции, которую проводило посольство Финляндии в России с подачи Альянса руководителей региональных СМИ России. Участвовать в телемосте пригласили журналистов из тех регионов, где есть определенные связи с Финляндией. Челябинск, Казань, Мордовия, Кубань, Ростовская область… У нас финны строят, сотрудничают с рядом предприятий, наши вузы с финскими обмениваются студентами и преподавателями, а в мае будущего года запланировано проведение Дней Ростовской области в Финляндии.

«В центре всего»

В аэропорту Хельсинки, как и обещано, нас встречают и быстренько загружают в мини-автобус. (Кстати, это очень характерно для финнов: если обещано, то будет сделано обязательно. Точно в срок). Изъясняемся пока без переводчика, на «условном» английском — переводчик прибудет утром, а мы прилетели поздним вечером, рассмотреть пейзажи за окном не удается, — темно. Впрочем, едем недолго. Наша гостиница, если верить программе, располагается в Хельсинки «в центре всего». И это действительно так. Сокос Ваакуна — одна из сети гостиниц и магазинов Сокос, разбросанных по всему миру. Отель был построен в 52-м году в традиционном для Финляндии стиле. «Традиционный стиль», «финский дизайн» — это обязательно указывается и всячески подчеркивается во всех путеводителях, рассказывающих о городе. Хельсинки вообще позиционирует себя как столицу дизайна. Дизайн этот — достаточно специфический, любителям гламура и архитектурных излишеств точно не понравится. Все очень функционально. Точные линии, простые конструкции, четкая геометрия, приглушенные тона… Здание гостиницы, в которой мы живем, кстати, находится под защитой национального совета по охране памятников. И это — вовсе не формальность, как бывает у нас: охраняется на бумаге, а в жизни состояние дома  или памятника никого не волнует вообще. Финны свои памятники и просто дома почтенного возраста очень любят и берегут. Поэтому в центре Хельсинки, да и в «спальных» районах поражаешься гармонии стиля, места и времени. Никому в голову не приходит поломать городскую усадьбу и возвести на ее месте какого-нибудь стеклянного монстра.

В этом мы убедились уже утром, во время экскурсии по городу. Четко в оговоренное время нас в вестибюле гостиницы встречает представитель министерства иностранных дел. И как-то очень быстро перестает быть для нас этим самым официальным представителем. Анна-Мария Лукко — само обаяние. Извиняется за не очень хороший русский (на самом деле говорит с милым акцентом, но очень грамотно): «Работала в Англии, не имела русской практики, теперь со мной тяжело!» Видимо, чтобы нам «не было тяжело», в автобусике, медленно везущем нас по старым улицам, с нами работает русскоговорящий экскурсовод. Исторический центр мы осматриваем быстро: Хельсинки — город небольшой. Но при этом мы никуда не торопимся — и это просто завораживает. Мы попадаем в какую-то совсем другую жизнь: по улицам не бегут прохожие. Не гудят машины. Их практически нет — машин! Какие там пробки — финны  вообще не знают, что это такое. Тут принято ездить на велосипедах, на общественном транспорте и ходить пешком. Потому что это здорово и полезно. Велосипедов — очень много, стоят стайками возле зданий, где располагаются конторы и офисы. Некоторые — просто чудо современного дизайна, но есть и весьма почтенного вида и возраста, с погнутыми рамами и не очень свежей краской. Впрочем, сразу видно, что владельцам они очень дороги: натертые до блеска, очень чистенькие.

«Чистенькие» — первое  слово, что приходит в голову  после путешествия по улицам. Специально отходили от туристских маршрутов, заходили в маленькие переулочки и тупики. Чисто! Никакого мусора, зато много очень аккуратненьких урн. Финские дети и подростки не выбрасывают обертки от жвачки, пустые бутылки, огрызки — знают с самого малого возраста, что сорить нельзя. Взрослые им в этом подают пример. И поверьте, даже самому невоспитанному вандалу не придет в голову мусорить в такой обстановке. Зачем? Урна же рядом. Правда, полчищ дворников там тоже не видно. Не размахивают метлами, не бьют прохожих по ногам, но они точно есть! Мусор регулярно убирают, улицы метут (по ночам, наверное).

Квартал городской ратуши носит название «Лев». Ампир, немного неоклассицизма. В центр квартала очень осторожно вписано современное здание, в котором проходят заседания совета городских уполномоченных Хельсинки. Нынешний свой вид квартал приобрел во время правления российского престола. В начале XIX века Хельсинки назвали столицей Великого княжества Финляндского, здесь началось интенсивное строительство. Город быстро рос и расширялся. Стали выбирать названия для новых кварталов. Обратились к царству флоры и фауны. Здесь есть кварталы Лев, Слон, Носорог, Верблюд… Улицы, разделяющие кварталы, названы в честь членов императорской семьи. Государя Александра I здесь очень почитают. Ведь по сути дела Хельсинки, основанный шведским королем Густавом Ваасом в 1550 году, городом-то стал в 1812 году, когда по указу Александра было начато грандиозное строительство. В 1833-м тут построили гостиницу «Сеурахуоне» — главный центр светской жизни  и развлечений. В 1913 году гостиница переехала, а здание заняла городская ратуша. Вернее, поначалу недвижимость  выкупили для того, чтобы снести старый дом, а на его месте возвести ратушу. Но дом так и не снесли, а капитально отремонтировали. В 70-е годы здание подверглось еще одной капитальной перестройке. Очень характерный для финнов подход к делу: не ломать! Перестроить, отремонтировать, усовершенствовать — это да. А внешний вид городской ратуши — все тот же, полностью отвечающий замыслу архитектора, когда-то построившего здание. «Начинка» при этом — самая современная. Мы так не можем…

(Продолжение следует)