Не можем мы пока и другого, что поразило лично меня до глубины души. Проезжаем по узкой улочке, вымощенной брусчаткой. Красивые старые дома, начищенные дверные таблички и звонки. Высотных зданий нет — в старом центре они неуместны, да и жить в них неудобно.

Продолжение. Начало в №№ 452-454.

«Здесь живет президент…»

— Посмотрите налево. В этом доме живет наш бывший президент. Кстати, если вы заблудитесь, можете позвонить в эту дверь: Мауно Койвисто прекрасно говорит по-русски и может подсказать дорогу, — говорит наш экскурсовод Артур. И показывает рукой на серый дом неподалеку. — А вот там купила квартиру наша нынешняя госпожа президент Тарья Халонен. Нет, она пока туда не переехала, располагается в резиденции, где по закону живут и работают действующие руководители страны. Но по закону после нынешнего срока она покидает свой пост. И вместе с мужем они решили, что будут жить именно в этом квартале, где когда-то была их квартира. А квартиру для дочери они пока не приобрели — планируют это сделать тоже неподалеку…

Ну  и как вам мысль постучать в дверь президента, живущего на обычной городской улице в обычном доме? А покупка госпожой президентом квартиры  в многоквартирном жилом доме? Там реально живут соседи, не небожители. Там нет никакой охраны, постов и мигалок. И жители города Хельсинки, равно как и других населенных пунктов Финляндии, в курсе дела: сколько комнат в президентской квартире, за сколько евро ее купили, сколько предполагается потратить на будущую квартиру дочери…

Представьте себе, суммы — совсем не заоблачные.

— Дорого, конечно, но в центре нет дешевого жилья. Они осознанно идут на траты, как и все, кто может себе позволить жить в этом районе, — буднично объясняет Артур. Он действительно не понимает нашего жгучего интереса к теме. А мы с коллегами переглядываемся и недоверчиво пожимаем плечами: разве так бывает?

Игра по правилам

Впрочем, как работает и живет власть в Финляндии, я еще расскажу: много любопытного и необычного увидела и узнала при посещении парламента страны, мэрии Хельсинки, при встречах с представителями очень крупного бизнеса… А пока что действуем по нашему четкому плану, от которого отступать нельзя (Анна-Мария на вопрос, не опоздаем ли мы на следующую встречу, так неторопливо прогуливаясь по городу, непонимающе отвечает: «Как?» Похоже, у них и понятия такого нет — опоздать).

Нас ждут в Союзе журналистов Финляндии. Он был создан в 21-м году. У нас в России наш союз носит название «творческого». В Финляндии это — чисто профессиональный союз. Объединяет около 15500 человек, работающих в масс-медиа. Места работы — газеты, журналы, радио, телевидение, издательства, интернет-издания. В 2000 году число членов союза очень выросло — за счет студентов, а также появления новых групп — например, фри-лансеров. Есть члены союза — пенсионеры, есть члены союза — безработные. Половина финских журналистов — женщины. Что ж, возможно, это — мировая тенденция, у российской журналистики давно уже женское лицо.

Своим членам Союз помогает отстаивать интересы при заключении контрактов, страхует, направляет на курсы повышения квалификации, помогает восстанавливать здоровье и отдыхать, при необходимости обеспечивает услугами юристов. Союз располагается на нескольких этажах  здания в центре города. Впрочем, о каких-то хоромах говорить не приходится: места явно маловато, столы стоят тесно. Атмосфера — обычная, рабочая, вполне журналистская. Видно, что наш визит — событие, конечно, приятное, но  рядовое. И от того, что никто не надувает щеки, не старается произвести впечатление и не закатывает речи «коротенько, минут на сорок», общаться легко и интересно. Правда, что касается помещений, то кабинет юридической службы можно назвать даже залом. Чувствуется, что юристы  здесь — главные люди. Наверное, так и есть, потому что самое грозное оружие в борьбе за права журналистов — закон, четкое соблюдение всех его тонкостей. Это — залог победы. Касается ли это трудового соглашения, конфликтной ситуации на информационном поле, разногласий с работодателем или проблемы авторского права. Член союза гарантированно не останется один на один с увольнением, невыплатой гонорара, ему не смогут урезать зарплату и заставить работать больше, чем положено. 

Основную задачу Союз журналистов Финляндии видит в проведении переговоров по трудовым соглашениям, а также в контроле за соблюдением принятых договоров. Внутри союза на данный момент действует семь трудовых соглашений с компаниями разного уровня. Например, о трудовом соглашении работников редакций газет и журналов Союз журналистов вел переговоры с Центральной ассоциацией связи  и информации Финляндии. Соглашение может заключаться и с отдельными компаниями, например, с общественной телерадиокомпанией ЮЛЕ или телеканалом МТВ-3. Наличие глобального соглашения вовсе не отменяет договора между отдельно взятым работником и работодателем. Они составляют контракт, где оговаривают множество деталей (начало рабочих отношений, задачи, оплата труда, длительность отпуска и т.д.). Бывают случаи, когда работодатель не входит в группу компаний, подписавших трудовое соглашение. Тогда профсоюзы следят, чтобы он четко следовал букве  трудового законодательства. Но, как подчеркивали все наши финские коллеги, условия трудового соглашения всегда лучше условий, предусмотренных законодательством  для работников.

«Праздник для ума»

В составе нашей группы в основном — работодатели, главные редакторы. И мы начинаем пытать своих финских коллег: а зачем финские редакторы подписывают соглашения? Работники — это понятно, а хозяева компаний? Нам объясняют, что компании-работодатели в результате получают уверенность в том, что работники не начнут бастовать во время действия трудового соглашения. То есть это — гарантия стабильной работы. А работники добиваются льгот и улучшения условий труда. Допытываемся: часто ли доходит дело до суда?

— Бывает, — отвечают нам. Но с помощью переговоров всегда можно добиться большего, чем с помощью ругани. Поэтому юридические консультанты Союза журналистов Финляндии загружены работой постоянно. Ежели соглашения достичь не удается, то спорные вопросы решаются в третейском суде, суде по трудовым спорам или уездном суде.

Если работник не может сам договориться с работодателем, то он может обратиться за помощью к доверенному лицу, ответственному за охрану труда, и к юристам Союза журналистов. Доверенные лица есть практически во всех редакциях, теле-радиокомпаниях и т.д. Их защищает закон. Действует доверенное лицо параллельно основной работе на общественных началах.  Только на очень крупных предприятиях существует должность доверенного лица.

Очень серьезно в Финляндии относятся к соблюдению Правил журналиста. Документ этот составлен только для саморегулирования в профессии. Но не исполнять Правила — просто неприлично. Действует в стране также Совет публичного слова. Он выступает в роли арбитра. Туда может пожаловаться каждый, кто хочет узнать мнение специалистов о том, соблюдены или нарушены в каждом конкретном случае правила. Подчеркиваю, никаким аргументом в суде, при привлечении к уголовной ответственности, требовании возмещения убытков Правила не являются. Всего лишь своеобразный «свод хороших манер». Но как же искренне все стремятся здесь их соблюдать!

Наши бесконечные вопросы продолжаются во время обеда. Впрочем, если точно следовать программе (а нас, честное слово, к этому успели приучить), называется это «ланчем, сопровождаемым дружеской беседой с представителями Союза». Дружескую беседу мы ведем в ресторане «Килтакеллари». Примечателен он тем, что расположен в здании старой пивоварни. Естественно, сохраненном во внешне первозданном виде. Те же кирпичики, те же тяжелые металлические ворота. А внутри — современный ресторан. С национальными блюдами, конечно. Пивоварню построили в начале ХХ века русские — братья Синебрюховы. Нас как раз усадили в небольшом кабинете, где на стенах висят портреты серьезных бородатых мужчин и дам в платьях с буфами и прическах валиком — клан семейства Синебрюховых в нескольких поколениях. А знаменитое финское пиво «Kоff» — оказывается, вовсе не неведомый «коф», а просто окончание фамилии Синебрю-хов. Раньше вообще пиво называлось «Синебрюхов», со временем для удобства произношения сократили…

Не знаю, что нормальные люди обсуждают за обедом в ресторане, а журналисты — все о своем.

О газетах. А как у вас с тиражом? А как вы сохраняете читательскую аудиторию? А распространение — с почтой дружите? А интернет-издания деньги приносят? Читателю, может, странно, а вот все мои пишущие коллеги прекрасно интерес этот понимают. Финны тоже поняли. И, не скрывая никаких секретов, терпеливо объясняют, что да как. Мы же, региональные редакторы из России, тихо им завидуем. Во-первых, на пятимиллионную Финляндию главная национальная газета имеет подписной тираж 1 миллион 200 с лишним экземпляров. Это — очень много. Никто и не помышляет о том, что в скором будущем умрут традиционные издания, и весь мир будет — сплошной интернет. Они просто убеждены, что такого не будет. Потому что в Финляндии читать газету — это престижно. Без этого нельзя нормально жить. Свидетельствую: сама видела удивительную картину. Ранний завтрак, 7 утра. За столиками в кафе пьют утренний кофе, молоко, чай деловые жители Хельсинки. И каждый читает газету!

Читать газету приучают с детства. Нас очень заинтересовал этот опыт. Все мы обеспокоены тем, что молодежь не хочет читать. Почему у них — хочет? А у них в школах заведен такой порядок: старшие и «средние» школьники должны, прочитав заданный материал в газете, затем подготовиться к обсуждению его темы. Могут дать задание написать собственный вариант газетного материала. Может быть и такое: несколько человек готовят дискуссию по одной теме, пользуясь материалами разных газет. Союз газет Финляндии (действует в рамках Союза журналистов) очень внимательно следит за тем, чтобы на уроках родного языка и обществоведения в обязательном порядке детей учили с использованием газетных текстов. Школьники считают вполне нормальным откликнуться на газетный материал, обсудить самую актуальную тему номера, внимательно читать, например, интервью мэра или президента. Постепенно втягиваются, становятся постоянными читателями… Ничего себе! А мы с коллегами все пытаемся понять: как у нас  стало возможным, что учебным заведениям, школам запрещают выписывать «непрофильные издания»? Общественно-политические газеты — как раз и есть «непрофильные». У нас их и учителя не читают, кому ж приучать к чтению учеников? А библиотеки? Им на периодику деньги дают? В общем, не будем о грустном…

И тут Анна-Мария Лукко, наш добрый ангел из министерства иностранных дел, говорит фразу, которая моментально поднимает наше настроение и самооценку до невиданных высот:

— Лично я считаю, что чтение газеты — это праздник для ума. Интернет — да, когда нужно что-то быстро узнать. А когда же думать? В газете — читаешь и думаешь…

С ней соглашаются все и с удовольствием — финские и российские журналисты, редакторы, переводчик…

Страна всенародного дизайна

Финны именно так себя и позиционируют. Считают это национальным достоянием. Дизайн — естественная, неотъемлемая часть их жизни. Об этом мы узнаем, когда отправляемся гулять по городу вместе с Анной-Марией и переводчицей Тарьей Толонен. Тарья — очень профессиональный переводчик. И наш специфический журналистский сленг переводила без труда, и сама вместо экскурсовода очень интересно рассказывала о Хельсинки, об истории, о том, как живут обычные финны сегодня. К сожалению, с нами она работала всего один день, потом уехала в командировку с другой группой. И мы не раз еще вспоминали, как легко и здорово нам с ней работалось. Гулялось по городу тоже здорово.

Оказывается, в Хельсинки есть целый район, где сосредоточены дизайнерские мастерские, магазины, салоны… И это все — не для туристов, не для избранных. Можете вы себе представить страну, где практически каждый предмет — от коврика у двери до шапочки на голове малыша — произведение дизайнерского искусства? Если не можете, срочно езжайте в Финляндию. Здесь образцы дизайна встречаются практически на каждом шагу, начиная с архитектурных строений, городской планировки и заканчивая общественным транспортом и указательными табличками на улицах. Здесь нет ничего вычурного и выдуманного — они просто так живут. Совершенно искренне лучшими в мире они считают посуду своих собственных заводов «Арабиа» и «Литтала», одежду отечественных брендов «Ивана-Хельсинки», «Рилс», «Тииаванхатапио». Для спорта существуют одежда и обувь марок «Халти» и «Рукка»… Самые красивые — ткани, сделанные в Финляндии. Самая удобная мебель — финская. Она действительно удобная, их мебель, и очень функциональная. Впрочем, где-нибудь в России тоже умеют делать хорошую мебель. Но что-то я не слышала, чтобы мы хотя бы самим себе, а не всему миру об этом заявили. Да, финские ткани — прочные, натуральные, но — как бы это сказать  — обычные, для жизни. Как наш лен, ситец, шерсть (помните такие материалы?). Мы стыдливо молчим о том, что Россия выпускает лучший в мире лен. А финны гордятся своим производством необычайно. И гордостью этой не ограничиваются. Потому что в современном мире дизайн является продуктом экспорта культуры. И инструментом конкурентной борьбы. Финны это понимают как никто. Они очень быстро переводят в коммерческие сферы все новые идеи, рождающиеся в сфере дизайна. И вот тут с ними спорить уже сложно — у них есть мировое признание. Город Хельсинки избран дизайнерской столицей мира 2012 года. Эту честь оказал городу Международный совет обществ промышленного дизайна. Сейчас они к этому готовятся. А это означает, что повышенное внимание и общества, и государства будет уделяться национальным ремеслам, промышленному искусству и работе в области новейших технологий. В этом году в рамках национальной политики Финляндии три высших учебных заведения — хельсинкская школа экономики, хельсинкский технологический университет и университет промышленного искусства и дизайна — объединились в один вуз — университет Аалто. Сами финны определяют его как «консолидированную инновационную силу Финляндии». Там будут заниматься в том числе и  подготовкой универсальных специалистов, имеющих триединое образование: дизайнерское, интегрированное с техническим и бизнес-образованием.

Мы бродим по улицам, рассматриваем витрины, любуемся действительно очень необычными украшениями на домах… Звуки улиц — удивительно приятны. Тоненький звоночек трамвая, изредка проедет машина, негромко переговариваются прохожие… Кстати, дорогие ростовчане, знайте: бесшумные трамваи существуют! Только курсируют они не по проспекту Буденновскому в городе Ростове-на-Дону, а в далеком от нас городе Хельсинки. Их не слышно… Под занавес дня узнаем вообще убивающую нас информацию: в этих самых бесшумных трамваях на работу ездят… члены правительства! Депутаты! Работники мэрии! Так прямо по утрам подходят к остановке, садятся себе в трамвай и едут. Между прочим, платят за проезд, как все остальные финские граждане. Ужас, а не страна! Все, завтра узнаем все их тайны: идем в парламент Финляндии и мэрию Хельсинки…

(Продолжение следует)