Впервые о таком удивительном карнавале я услышала лет двадцать назад. Тогда одна весьма почтенного возраста ростовчанка, рассказывая о былом, упомянула карнавалы, в которых участвовала совсем еще молодой.

— И какой же вы были маской? — спросила я.

— Я была не маской, а физкультурницей в симпатичной маечке и белых трусиках. Форму нам, спортивным девчонкам, выдавали специально для карнавала на нашей фабрике, — с гордостью ответила она.

Я решила, что бабушка за давностью лет перепутала карнавалы с парадами физкультурников, известными моему поколению по кадрам кинохроники, и, как теперь думаю, была не права.

Недавно мне довелось поработать в архивах с подшивками нашей газеты, выходившей в 20-30-е годы. Открыв номер «Большевистской смены» за 30 января 1927 года (наша газета носила тогда это название), я с удивлением обнаружила призыв: «Все на карнавал!». Странно… Новый год миновал, для Масленицы — рановато… Что же это за карнавал? По какому случаю? А не догадаетесь!

«Ростово-нахичеванская организация комсомола, — сообщала газета, — в целях оживления перевыборной кампании, поднятия активности избирателей, усиления участия комсомольцев в перевыборах устраивает перед перевыборным собранием карнавал.

Основным содержанием  карнавала должны быть вопросы перевыборной кампании — в инсценировках, частушках, коллективных лозунгах, художественных плакатах должны быть отражены как достижения, так и недостатки в работе горсовета».

Помните товарища Огурцова из «Карнавальной ночи», который собирался прочесть на новогоднем вечере доклад, коротенький такой, минут на сорок? В картине отразились 50-е годы, товарищ Огурцов был уже в летах. А по молодости он вполне мог быть в авторах идеи такого вот содержательного агитационного карнавала.

…В другой раз полусказочное слово «карнавал» и боевой призыв «Будь готов!» мелькнули со страниц июньского номера. Шел 1930 год. Быть может, в южном донском городе карнавалом решили отпраздновать приход лета? Начало купального сезона? Какое легкомыслие! Этот карнавал ростовский комсомол устраивал в честь своей очередной крупной конференции и призывал всю трудящуюся молодежь принять в нем участие.

Вот тут-то я и вспомнила ту бабушку: ведь всем физкультурникам предписывалось выйти на карнавал в форме, комсомольцам — в «юнг-штурмовках».

«Для художественного обставления карнавала» от районов требовалось вывести на улицы оркестры — струнные, духовые, симфонические, какой район чем богат, — а также хоровые, эстрадные и прочие  кружки. Словом, всю художественную самодеятельность.

ТРАМ (театр рабочей молодежи) должен был выйти на улицу, но не для того, чтобы развеселить народ потешной карнавальной комедией, а чтобы показать трудящимся массам злободневный спектакль «Цеха бурлят».

Завершалась заметка-анонс установкой: «Карнавал провести с ракетами, фейерверками и всякого рода украшениями».

Что это были за украшения и как все-таки проходили в донской столице и, возможно, в других городах области такие молодежные карнавалы?

Представления об этом дает «карнавальная» сцена из «Сентиментального романа» Веры Пановой, которая в 20-х годах работала в ростовских изданиях. В том числе и в нашей газете: «Севастьянов (по роману – молодой ростовский газетчик. — М.К.) был на карнавале в цилиндре. Стоял на грузовике, рядом кулак с бородой, поп с бородой, раввин с бородой и кто-то еще в цилиндре — Ллойд Джорж?.. На другом грузовике ребята были загримированы под китайцев, индусов, негров — интернационал.

Они продвигались над теснотой людских голов, среди знамен алых, малиновых и густо-вишневых (тяжелый бархат цвета черной вишни. Ведь как бедны были в те годы, а самый слабенький заводик выносил знамя из шелка или бархата, кумач шел только на лозунги да на косынки женщинам…). Знамена, оркестры и хоры обгоняли едущих. Каждый оркестр играл свое, каждый хор пел свое, песня наплывала на песню и марш на марш. Иногда это все останавливалось: когда впереди где-то образовывался затор, и грузовики стояли, затертые; а потом опять все медленно текло — красное, золотое, медное, скопление людей и музыки — вдоль Коммунистической. Во время остановок девчата в украинских костюмах, размахивая лентами, плясали на мостовой казачка и шамиля.

…Севастьянов раскланивался, поднимая цилиндр, и кричал: «гау ду ю ду» и «ол райт» — больше он по-английски не знал ничего. Поп крестил народ. Кулак гримасничал. Каждый с усердием нес свою агитационную службу».

В помощь Деду Морозу

Кстати, об агитационной работе. Как раз в канун Нового года комсомол призывал передовую молодежь готовиться к досвиткам. В современных словарях это слово уже не найдешь, но так назывались вечерние гулянья, в частности на святочной неделе. «Под досвитки» сдавались хаты, где собирались большими компаниями, чтобы весело провести время.

Комсомольским активистам давали задание: «Пойти на досвитки, на вечерницы с тальянкой, с новыми песнями, с лучшим комсомольским запевалой и плясуном во главе». Ну чтобы  переманить ту, другую, молодежь на свою сторону. Еще вариант: поразить собравшихся на досвитки опытами с электричеством и… газетой. В помощь таким активистам «Большевистская смена» опубликовала несколько примеров простых электрических чудес.

«Газета — вот электрическая машина, — писала «БС». — Для получения электричества из газеты надо взять газетный лист, развернуть его и приложить к гладкой поверхности горячей печки. Натирая его руками, а еще лучше одежной щеткой, электризуют его.

Снимите наэлектризованную газету, захватив ее руками сверху. Держа лист вертикально, попросите кого-нибудь из присутствующих приблизить к листу пальцы руки. Если в это время погасить свет, то можно видеть, как из пальцев станут перескакивать длинные голубоватые искры. Их можно извлечь довольно много, если вести пальцами по всем направлениям листа».

И, должно быть, шли, изучив эту инструкцию, читатели «БС» на досвитки, и впечатляли эффектным фокусом с голубыми искрами…

Наэлектризовать газетный лист можно и другим способом. Взрослых этим чудом теперь, пожалуй, не удивить. А вот в глазах детей человек с такой газетой — по-прежнему кудесник. И Деду Морозу, и просто папе, который в Новый год не прочь немножко «поработать» домашним волшебником, этот секрет наших далеких  предшественников может пригодиться.

А в подшивках «Большевистской смены» вообще много удивительного и неожиданного — из жизни самой газеты, молодежи тех лет… И мы с вами обязательно перелистаем ее страницы в следующем, юбилейном для нас году: в 2011-м нашей газете исполнится 90 лет.