… Девочку звали Света, у нее единственной в классе были косички. Все мальчишки дергали Свету за косички. Свете это очень не нравилось, и она уже подумывала, не подстричься ли?

Но расставаться с косичками ужасно не хотелось, и однажды Света написала отчаянное письмо в детский журнал «Костер». Придумайте, мол, что-нибудь, пожалуйста, а не то косички придется отрезать.

Это письмо прочел сотрудник журнала, детский писатель Сергей Махотин. И хотя в душе он-то сам был уверен: когда мальчишки дергают девчонок за косички — это нестрашно, это — знак внимания, Светиной бедой все же проникся и написал сказочную повесть «Заколдованные косички». Эти «Косички» напечатали в журнале «Костер», а номер отправили Свете по почте. Когда об этом узнали в классе, Свету зауважали. И за косички больше не дергали.

Эта история случилась давно, а вот вспоминали ее недавно: в детской областной библиотеке им. В.М. Величкиной, на встрече питерского писателя Сергея Анатольевича Махотина с учениками 3 класса «А» ростовской школы № 55 (встреча проходила в рамках Пятого чеховского книжного фестиваля).

Возможно, про заколдованные косички читали еще мамы и папы этих третьеклашек. А они оказались большими знатоками нынешних стихов и рассказов Махотина, а кроме того, интересными интервьюерами. О чем только не спрашивали писателя?! И он рассказывал и про любимые праздники, и про дневник, и про приметы…

Кстати, в детстве будущий писатель любил два праздника: 1 сентября и Новый год. С Новым годом — понятно. А почему 1 сентября? Потому что это тоже новый год, и можно многое начать сначала, исправить прежние ошибки…

Как-то раз Сергей Анатольевич представил себя учеником, который пришел на уже нынешнюю торжественную линейку в честь 1 сентября (а, может, и по другому поводу) и получилось:

— Я хихикнул,
Читая стихи о Москве,
Чем нарушил
Серьезность момента.
Мне директор сказал:
— Без царя в голове! —
И поправился:
— Без президента.

— А какие оценки были у вас в школе по литературе?

— Хорошие, потому что моя мама была учительницей русского языка и литературы,  не мог ее подвести. К тому же я и сам много и охотно читал.

— Мне ваш стих «Приметы» очень понравился. Вы когда его писали, о чем думали?

— О себе:

Бабах! Разбилась чашка!
Сосед вздыхает тяжко.
Его утешить норовят,
«Примета к счастью»,
— говорят.
Я тоже чай сегодня пил
И чашку чайную разбил,
Но говорит примета,
Что мне влетит за это.

— Вы с детства мечтали стать писателем?

— Нет, писать я начал довольно поздно. А в детстве я много кем хотел стать: космонавтом, дворником… Дворники тогда были совсем другие.

— Обеспеченные?

— Нет, в фартуках, с метлой. Мальчишки их боялись…

И я действительно много перепробовал профессий, прежде чем стал писателем. Особенно нравилось мне асфальтировать дороги. Потрудился — и дорога после тебя осталась: ровная такая, красивая…

— Какие чувства вы испытываете, когда пишите стихи?

— Стихи пробуждают радостные чувства, приходят, не спрашивая. Так неожиданно порой рождаются… Знаете, какая фраза звучит в метро перед отправкой поезда? Я столько раз ее слыхал, но однажды как-то по-другому услышал — как поэтическую строчку. Продолжил и вышло:

— Осторожно,
двери закрываются,
Пуговицы дружно
отрываются.

— А вы бывали в разных городах, странах?

— Ну бывал.

— А вот в Азове были?

— Нет.

— А я была. Мне понравился Азов. Там так красиво! Вам надо там обязательно побывать.

Махотин улыбнулся в ответ на эти слова своей юной читательницы и ответил стихами:

— Все услышали твой зов
И отправились в Азов.

…Потом многие ребята решили на память о встрече сфотографироваться с любимым писателем, взять у него автограф, а один мальчик даже попросил его расписаться в… школьном дневнике. Наверно, он это придумал после стиха Махотина про школьный дневник:

Нашел я папин школьный
Потрепанный дневник
С таблицею футбольной,
Певицею гастрольной,
Страницею с контрольной,
Где жирный кол возник…
И я ходил довольный —
Дневник такой приКОЛьный!