«Алексей Латоцкий!», а то и просто: «Петрович!» — снова и снова объявляли его выход, и он снова и снова пролетал сквозь пылающую шестиметровую трубу и — цел и невредим — приземлялся на крышу едущего автомобиля, от которой и отталкивался несколько мгновений назад, чтобы совершить этот фантастический прыжок.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что зрители в этот момент испытывали два чувства: восторга и сожаления. Насчет восторга — понятно. А сожаление — потому, что увидеть самый знаменитый трюк ростовского каскадера Алексея Латоцкого, занесенный в Книгу рекордов Гиннесса, можно теперь только на экране. Два года назад Петровича не стало. Выходом документального фильма «Огненная труба. 150 дней из жизни каскадера», премьера которого прошла в Ростовском Доме кино, его друзья отметили день его памяти.

Этот фильм снимали на продакшн-­студии «Гильдия». Работали без строгого сценарного плана, взяв в соавторы ту таинственную силу, которая вела Латоцкого по жизни.

Драматургия получилась захватывающая. Специально такое не придумаешь, разве что для художественной картины с вымышленными героями: разработка нового трюка. Не слишком удачное падение, перелом пяток. Первая медицинская помощь здесь же, на стадионе, где продолжаются  еще выступления. Объявление о награде, которое Петрович слышит, сидя с перебинтованными ногами на крыше автомобиля. Хирург, прогнозирующий долгое восстановление после перелома. Слезы матери Латоцкого, которая глубоко, не напоказ переживает о сыне и очень-­очень, но тоже не напоказ, им гордится… И снова Латоцкий, наперекор всем медицинским прогнозам возвратившийся досрочно к своему рискованному делу.

Алексей Петрович Латоцкий настолько поражал всех и своим искусством, и своей жизнью, что ходили разговоры, будто у него есть покровители свыше — инопланетяне.

— Я ко всяческим историям про инопланетян отношусь скептически. Но то, как Петрович делал сложнейшие трюки (бывало, без репетиций), как быстро восстанавливался после тяжелейших травм,  трудно объяснить одной лишь его феноменальностью, сказал на премьере директор студии «Гильдия» и один из создателей ленты о Латоцком Александр Куц.

Кстати, рассказы о контактах с инопланетянами Александр Куц не раз слышал от самого Латоцкого. Например, о том, как однажды, еще в молодости, инопланетяне — мужчина и женщина — неожиданно встретились на его пути и передали ему круглый прозрачный предмет, который стал вжиматься в его руку, пока не проник в нее полностью.

Будто бы с тех пор Латоцкий и стал как заговоренный.

В другой раз съемочная группа «Гильдии» возвращалась с шоу ростовских каскадеров в Краснодарском крае. Вдруг погода резко переменилась, а в небе возник некий сигарообразный объект.

Какое-­то время он словно завис в вышине, а потом развернулся и улетел.

Куц позвонил Латоцкому, сообщил о странном зрелище, но тот ничуть не удивился:

­Так это друзья мои прилетали на наше шоу.

«Гильдия» отсняла 37 кассет о Латоцком — его выступлениях и подготовке трюков, о каскадере в кругу семьи, воспоминаниях его детства. Если соотнести это с продолжительностью ленты, получится, что с каждой кассеты в картину вошло меньше чем по минуте. Этого явно маловато, хотелось бы узнать о таком необыкновенном человеке больше.

Но, вероятно, это — не последний фильм о Латоцком. По крайней мере, не последний вариант. Друзья­-каскадеры обещали поделиться со студией своими уникальными кадрами. Чувствовалось, что в архиве студии и у друзей таких кадров — на полнометражную ленту.

Я поинтересовалась, собирается ли кто­-то из каскадеров исполнить знаменитый трюк Латоцкого с огненной трубой?

Мне ответили, что повторить это невозможно. Он попирает законы физики: ведь шесть огненных метров — это только длина трубы. Но на самом деле Латоцкий пролетал — от прыжка до приземления — втрое больше, причем не по дуге, а по прямой. Как удавалось это ему — необъяснимо. Еще при жизни Петровича два зарубежных каскадера пытались повторить этот трюк — финал оказался трагичен: один смельчак погиб, другой получил серьезные травмы.

Разговор о Латоцком продолжался долго. Уже в фойе Дома кино один из каскадеров — друзей и соратников Петровича — заверил меня, что придет время, трюк с огненной трубой возродится, и кивнул в сторону худенького, невысокого подростка, который тоже был на премьере. Наверное, так выглядел и Петрович в его годы.

— Растет смена,— услышала я. — Все еще будет.

P.S. Фильм о Латоцком можно найти в Сети.