Беру шкатулку — из настольного прибора прошлого века и пытаюсь разобрать выгравированное на ней послание. Надпись практически стерта.

Удается прочитать «Михаилу Александровичу Миллеру от студентов 1к[урса] ист-фака РУИ» и дату «1937-1938 уч. год. Ростов-Дон». Сейчас настольный прибор находится у Елены Коршуновой, офицера запаса УВД Первомайского района Ростова, а когда-то он принадлежал известному донскому археологу, профессору М. А. Миллеру. Оказывается, род Елены по материнской линии связан с родом Миллеров. Эту информацию отец Елены, тоже офицер МВД, скрывал до конца жизни. Рассказал уже перед смертью. Когда в 2000 году его не стало, Елена начала выяснять, кем же были ее предки?

Еще в XVI веке осетинский наместник Туганов отправил сына служить в Петербург. Тот обосновался на Аптекарском острове. Там же жили Миллеры, один из сыновей которых женился на внучке осетинского наместника… Дальнейшие поиски привели к М. А. Миллеру. Елена разыскала его дочь Ксению Михайловну Миллер-Антич, которая сейчас живет в Германии. С ней Елена постоянно поддерживает связь.

— А как настольный прибор профессора попал к вам? — спрашиваю Елену Николаевну.

— У него своя история, — отвечает она. — Но куда интереснее личность самого профессора Миллера. Хотите о нем узнать подробнее?

Кроме того, что Миллер — археолог, я, признаться, больше о нем ничегошеньки не знаю. И тут же соглашаюсь на предложение Елены Николаевны.

— Да Ксения Михайловна и сама вам о нем расскажет, — говорит она.

Один телефонный звонок, и… я слышу голос Ксении Михайловны. Она рассказывает, что Михаил Александрович родился в слободе Каменно-Миллеровская под Ростовом. Кстати, эти места и сегодня привлекают ростовчан, которые ездят туда на отдых.

— Но, к сожалению, от имения Миллеров и следов не осталось. Как и от дачи в Покровском, и от имения с домом в стиле барокко, церковью и мельницей в селе Миллерово на севере области. Как мне сообщили миллеровцы, деревянный дом, построенный еще дедушкой моего отца Иваном Аврамовичем Миллером в 1786 году на дарованных ему императрицей Елизаветой Петровной за военные заслуги землях у реки Глубокая (сейчас город Миллерово), окончательно разваливается.

Отец Ксении Михайловны был десятым ребенком в семье помещика Александра Николаевича Миллера. Из трех сыновей средний сын стал экономистом, а старший и младший — археологами. Родители Мишу особенно любили. Согласно семейной легенде, глава семейства Александр Николаевич продал имение под Ростовом и переехал в Таганрог, так как не хотел расставаться с младшим сыном, который в десять лет, по семейной традиции, как и его братья, должен был поступить в Новочеркасский кадетский корпус имени императора Александра III. Мальчик должен был надолго покинуть семью, поскольку кадетов отпускали домой только на рождественские праздники да летние каникулы. А в Таганроге была классическая гимназия, которая, как решил отец, могла заменить Мише кадетский корпус.

— Позже эта гимназия прославилась тем, что в ней учился Антон Чехов, — продолжает Ксения Михайловна. — После гимназии отец поступил на историко-филологический факультет Московского университета, затем перешел на юридический факультет Харьковского университета, который окончил в 1911 г.

Под руководством брата Александра занимался раскопками Елизаветинского городища. Еще в 1907 г. по командировке этнографического отделения музея императора Александра III он собирал сведения о материальной культуре нижнего Дона и написал работу «Материальная культура Донских низовых казаков». Эта работа так и не издана. И сейчас находится в архиве этнографического музея в Санкт-Петербурге.

Кроме археологических раскопок, Михаил Александрович увлекался работой в музеях. Сотрудничал с комиссией по устройству Донского музея, а в конце 20-х годов принимал участие в организации краеведческого музея в Таганроге, директором которого был назначен в 1927 г.

— Отец был глубоко предан своей профессии, древняя история Приазовского края — это было его призвание. Помню, в коридоре часто толпились студенты, которые хотели с ним поговорить. Они иногда устраивали мне «экзамены» по греческой мифологии, которую я любила и хорошо знала.

В сентябре 1934 г. родители Ксении переехали в Ростов, так как Михаил Александрович стал работать в Ростовском учительском институте (ныне пединститут ЮФУ. — прим. автора) в должности профессора древней истории. Ксения Михайловна рассказывает, как родители брали ее на раскопки в станицу Нижне-Гниловскую. На развалинах древних укреплений они находили осколки глиняных сосудов и иногда даже монеты:

— Все это собирали в мешки, а дома зимой черепки раскладывали на столе и часами старались найти хоть один-два осколка, которые подходили бы друг к другу. Иногда везло, получались части амфор или мисок, и тогда все ликовали.

Потом началась Вторая мировая война.

— Жизнь была омрачена не только войной. Я знала, что наши родственники были репрессированы. Брат мамы Сергей Неклюдов погиб в 23 года. Дядя Саша, брат папы, директор Русского музея, в 1933 году был арестован и умер в ссылке, — вспоминает Ксения Михайловна. — В шкафу у нас лежал пакетик с нижним бельем, сухарями и колбасой, и я знала, что папа его возьмет с собой, когда его придут арестовывать.

В конце 42-го перед захватом немцами Ростова ночью в дом Миллеров пришли сотрудники НКВД и, зная, что глава семьи по происхождению немец, хотели его арестовать. Когда Михаил Александрович показал им справку, что он является «казаком Старочеркасской станицы», они ушли. «Вернутся. Надо спасаться», — сказала мама Ксении. И они уехали в село Богородицкое — там в сельской школе преподавала бывшая учительница отца Ксении, которая их приютила. А Михаил Александрович остался в Ростове, чтобы принять экзамены у студентов.

Еще шла война, когда Миллеры покинули Россию. После войны остались жить в Германии. А недавно Ксению Михайловну нашла через Интернет дочь ее одноклассницы.

— Оказывается, мама оставила ее бабушке некоторые вещи, среди которых был и вот этот ореховый настольный прибор — подарок отцу от студентов Ростовского учительского института. Может быть, тогда так было принято, но я видела, как тепло студенты относились к отцу. В конце учебного курса он всегда получал от них корзины цветов. Меня очень тронуло, что эта семья так бережно отнеслась к просьбе матери и берегла прибор десятилетиями. Я попросила Елену забрать прибор и передать его Таганрогскому музею, директором которого папа был в 20-е годы.

Настольный прибор зай­мет достойное место в зале, где размещен портрет действительного статского советника помещика Александра Николаевича Миллера.