В эти дни отмечается юбилей одной из самых колоритных актрис советского кино — Софико Чиаурели.

Необыкновенным было уже ее рождение — не в больнице, а в доме на Пикрис-горе (Горе раздумий). На том месте в свое время состоялось первое свидание ее будущих родителей, их первый поцелуй, там отец пообещал построить дом. Он сдержал свое слово, и именно в этом доме родилась Софико и прожила всю жизнь. Ее мать — актриса Верико Анджапаридзе. В Грузии ее считают самой великой актрисой, «матерью Грузии». Отец, Михаил Чиаурели, был очень известным кинорежиссером.

У Софико тоже с годами появились титулы: народная артистка Грузии и народная артистка Армении. А еще — народная артистка СССР. После распада СССР Софико назовет себя «народной актрисой исчезнувшей цивилизации».

Она глубоко переживала политический разрыв между Грузией и Россией, надеялась, что это временное явление. Выступая, говаривала: «У нас есть примитивный круг людей, которые говорят, что мы были рабами России. Лично я ничьей рабой не была. У нас на курсе во ВГИКе, где я училась, занимались и русские, и украинцы, и грузины, и евреи. Мы дружили, мы любили друг друга. Папа мне присылал деньги, мы всем курсом неделю кутили. Потом деньги заканчивались. Помню, на день рождения он прислал мне тридцать рублей: «Доченька, золотая моя, это тебе на торт». Я в ответ написала: «Папочка, дорогой, на торт получила. Пришли на хлеб… Твоя Софико».

В Грузии во времена ее молодости ходила присказка: «Господи, дай мне счастливую жизнь, хорошего мужа и сделай меня такой красивой, как Софико Чиаурели». Легендарный кинорежиссер Сергей Параджанов называл ее «балериной кино», считал своей музой и талисманом. Был убежден, что вместе с ней в кадр «входит сама красота».

Софико была дважды замужем. Оба мужа любили ее. Роман со вторым, Котэ Махарадзе, начинался как «криминальный», потому что он и она в то время были несвободны. Сначала она отказывалась выйти замуж за Котэ. Тот в расстройстве чувств даже как-то раз на свидании бросился с большой высоты в овраг… Софико сиганула за ним. Но все закончилось благополучно. Друзья принесли в дом Софико и Котэ большой тяжелый якорь, чтобы их семейный корабль выдержал все шторма. Супруги прожили вместе 30 лет, не разъединила их и смерть. Оба похоронены в Тбилиси, в пантеоне выдающихся деятелей грузинского народа.

А прыжок в овраг был не самым неожиданным и смелым ее поступком.

В возрасте 65 лет Софико не побоялась впервые в жизни прыгнуть с парашютом. Этому прыжку аплодировал весь пляж в Кобулети, над которым она парила. «Конечно, это поздновато. А я прыгнула, — делилась впечатлениями сама актриса. — Представляете, стокилограммовая Софико парила в воздухе! Я только боялась: вдруг парашют меня не потянет…»

Однажды эта женщина легко перенесла в более подходящее для него место целый полигон. Вот как она сама рассказывала об этом: «Когда Шеварднадзе был первым секретарем ЦК Компартии Грузии, а я — депутатом Верховного Совета, он попросил меня выступить в защиту старинного церковного комплекса, рядом с которым располагался полигон советских войск. «Ты актриса, тебе можно. Попроси перенести полигон. Только постарайся умаслить Брежнева», — напутствовал меня он. Я вышла на трибуну и сказала: «Конечно, нашим солдатам надо где-то учиться. Но ведь можно найти другое место. Дорогой Леонид Ильич, я надеюсь на вас, вы же отец всех нас!» Брежнев заплакал, подошел ко мне, обнял — вопрос был решен».

Софико Чиаурели исполнила более ста ролей в театре и кино. Самые известные картины с ее участием: «Блуждающие звезды», «Не горюй!», «Ищите женщину», «Мелодия Верийского квартала»… Но мне хочется напомнить о снятой в 1985 году на Одесской киностудии картине с ее участием «Миллион в брачной корзине». Ведь одним из ее партнеров на съемочной площадке был ведущий артист Ростовского академического драмтеатра им. Горького Игорь Богодух.

В кино он был новичок, и Чиаурели тактично протянула ему руку помощи. Но пощечины, которые положены были по ходу действия фильма, «отвешивала» натурально… «А рука-то у нее тяжелая!» — тотчас констатировал Игорь Александрович.

Потом их профессиональные взаимоотношения переросли в доброе знакомство. Встречались, перезванивались. Богодух был даже приглашен Чиаурели в знаменитый дом, где родилась и жила Софико: «Софико — удивительная женщина, была чрезвычайно общительной — все вокруг себя преображала во что-то доброе и светлое одним своим присутствием. Мы с ней не просто работали вместе… С ней нельзя просто работать, с ней можно, нужно, и я за счастье почитал, дружить».

В 1997 году коллектив Ростовского академического театра драмы поехал в Тбилиси для участия в первом шекспировском фестивале — повез два спектакля в постановке Георгия Кавтарадзе. А в Грузии есть традиция: любой зритель после спектакля может подняться на сцену и поприветствовать полюбившихся артистов — с другой стороны занавеса, в закулисье. После показа ростовского спектакля «Король Лир, или Всемирный театр дураков» было впечатление, что большая часть зрительного зала хлынула за кулисы. Все хотели сказать исполнителю заглавной роли Игорю Богодуху восторженные слова. Среди этих людей бегала (именно бегала) народная любимица — Софико Чиаурели и, заглядывая каждому в глаза, восклицала: «Это мой брат! Мой брат!» Так она выражала свой восторг и гордость за коллегу… Вот такой была Софико.